Алена Апина: «Папа советует дочке удачно выйти замуж»

13-летняя дочь Ксения и еще два класса учеников-подростков воспитали из певицы авторитетного эксперта по переходному возрасту. Нашим читателям Алена дала советы, с помощью которых можно легко найти общий язык с большими детьми.

Уже несколько лет по вторникам певица преподает музыку в школе, где учится ее дочь.

– Главная причина, почему я на это решилась, – потому что Ксюше не нравился предмет. Чтобы моя дочь не умела играть на пианино – это нонсенс. За год ее отношение к музыке поменялось. Для всего класса первая радость была с моим приходом, что они не поют. Потому что в школьной программе пение обязательно присутствует. И для детей это дикий ужас, потому что к 5–6-му классу уже существует некая грань, или родителями выстроенная или детьми выстраданная, – кому надо, тот и так поет. Так что для них это была радость неземная, что они приходят, слушают музыку, спорят со мной. У меня все-таки не совсем классические уроки, я не ставлю им оценки, не требую домашних работ, я просто их учу слушать музыку. Нельзя, конечно, научить любить, но хотя бы слушать и разбираться в ней.

Певица говорит, что у нее нет какой-то педагогической системы или методики. Но постоянное общение с подростками помогло вывести безотказные правила воспитания. Вот они.

1. Не лезьте с советами раньше времени. Прежде я смотрела на дочь как в зеркало. Было страшно. Но зря боялась. К 13 годам Ксения стала самодостаточной личностью. При всех ее артистических данных она оказалась человеком абсолютно индифферентным к лицедейству, сцене, славе. Я-то думала, буду ее отговаривать от этого пути, а она и речи не заводит. И если даже вскользь тема возникает, Ксения делает круглые глаза, мол, чур меня, чур. Не знаю, как к этому относиться. С одной стороны, я же и собиралась ее отговаривать идти по моему пути. С другой – сколько советов, напутствий могла бы дать! Подружки Ксении слушают меня, открыв рот, каждое слово воспринимают как что-то ценное, и я готова к таким разговорам, но дочери… они не нужны.

2. Не торопитесь все объяснять – потеряете доверие. А что мне ей говорить, когда она хочет стать то фээсбэшником, то нейрохирургом? В этих профессиях ничем помочь ей не могу. Ксюша думает, что ей нравятся биология и медицина, но сомневаюсь, что она понимает, сколько адского труда потребуется. Годами придется зубрить и зубрить. Объяснять это – лишиться хорошего отношения. Ксюша отмахивается, мол, говорю какую-то чушь, а я думаю: «Бедная девочка, как ей будет дальше трудно».

3. Осторожнее с откровенными разговорами. У меня на глазах растут 50 детей (два класса, в которых Апина преподает музыку. – Прим. «Антенны»), и все развиваются по-разному, хоть и одногодки. Одни совсем еще малыши, а есть и такие девочки, у которых грудь уже больше, чем моя. Конечно, сейчас им сложно понять, что происходит физиологически. Одна знакомая девочка со слезами пришла к маме: «Я хочу быть как раньше. Мне не нравится это новое тело». И я ее понимаю, все другое. Детям сложно это выразить, им просто плохо, а тут еще мы с напутствиями. И становятся они такими колючими ежами. Поэтому я с ребенком пока стараюсь быть осторожной в откровенных разговорах. Понимаю, что иду по тонкому льду.

4. Договаривайтесь без ультиматумов. Слава богу, мы с дочкой это пока еще умеем. У нас нет правил «сделаешь – получишь». Может быть, отчасти потому, что все есть. Шестой айфон, айпэд, одежда. И для нее это не имеет большой ценности. Мы с папой не особо себя сдерживаем. Ну можем позволить, почему нет? Периодически заводим разговоры о том, что в будущем она должна сама себе крутые телефоны и планшеты покупать. Но папа наш уверен, что девушке не нужно учиться, достаточно удачно выйти замуж. А я на ухо говорю: «Ну да, а потом он найдет себе другую, и как ты будешь жить?» Поэтому Ксения пришла к выводу, что на всякий случай нужно что-то уметь делать, получить профессию

5. Берите «на слабо». На днях Ксюша меня удивила – приготовила блины. И теперь на реплику «Как же тебя замуж отдавать, ты ведь ничего не умеешь» гордо отвечает: «Блины муж будет есть». «Да он же у тебя в дверь не войдет», – смеюсь.

6. Скоро появится личная жизнь. Без паники. Да, мы с папой к этому будущему серьезно готовимся. Муж пытается, хоть и с трудом, представить, как по нашему дому будет шляться какой-то волосатый мужик. Когда он озвучил, я ужаснулась: кошмар какой-то, но ведь когда-то это произойдет. И надо относиться по-другому. Утешает то, что все, о чем мы только что говорили, случится не завтра.

7. Не учите, а учитесь. Как сказал один мальчик про мою дочь: «Там шансов никаких». Пока не умеет с парнями быть душечкой. Строгая Ксения. Я бы на эту тему в ее возрасте пе­реживала, а она нет. Дети сейчас другие. Нам, родителям, так много хочется в них вложить. А на деле сами учимся – у них совершенно иная, космическая мудрость, сознание...

8. Рано спорить о Чехове, обсудите Стива Джобса. Есть подростки, читающие запоем. А есть не читающие, как моя Ксения, но информации и жизненных наблюдений у них не меньше. Просто источники другие – электронные. Мне пока трудно это осознавать. К примеру, в школе они недавно проходили Чехова. Мы ехали в машине и слушали вместе рассказ «Дипломат». Я после каждой строчки дико веселюсь. Она же не понимает: «А что смешного?» Даже обидно – ведь это мой любимый Чехов! Но вынуждена опустить руки. Дети сегодня разучились разговаривать, общаются посредством SMS, «Вотс-апов», «Инстаграмов». И постоянно себя фотографируют. У Ксюши такое количество селфи! Надела новое платье – щелк, сделала новую прическу – щелк. Может, это и не так плохо, кто знает... Но у меня пока нет четкого ответа на вопрос, что сделал Стив Джобс с поколением наших детей.

Сочинение о маме

Ксения Иратова, 13 лет: Хорошо помню, что когда мне было три года, я смотрела на маму по телевизору и пыталась с ней разговаривать, рассказывать о своих делах. До сих пор у меня от мамы нет секретов. Некоторые дети ничего не рассказывают своим родителям, мы же с мамой друзья. Может, поэтому мама мне доверяет и многое разрешает. У меня, к примеру, есть страничка в социальной сети. У меня там много друзей, мы постоянно переписываемся. В основном это мои одноклассники или просто знакомые, а также девчонки с художественной гимнастики. Мы обсуждаем наши школьные задания, соревнуемся, кто быстрее сделает. Не понимаю родителей, которые запрещают детям сидеть в интернете. Мы же без него уже не можем обойтись. Спасибо маме, что она это понимает.