Эксперт

«Не держи на руках, избалуешь!»: откуда взялся вредный миф

Социальные стереотипы

Понятие четвертого триместра беременности, которое впервые ввел доктор медицины Харви Карп, возникло не случайно. Точно так же, как совсем недавно, всего несколько десятилетий назад, для младенцев фактически отвоевали возможность кормить их материнским молоком взамен искусственной смеси. То же самое сейчас происходит с возвращением возможности формировать базовую привязанность у ребенка, которая отвечает за ощущение, что он любим всегда и такой, какой он есть. Это фактически открытая борьба и противовес очень давнему, но все еще продолжающему существовать стереотипу, который дается как прямое указание матери: «Не держи ребенка на руках, привыкнет – избалуешь!»

В России это представление хранилось как родовая ценность, столетиями вплоть до совсем недавних советских времен. Конечно, зачем мамочке держать младенца на руках, когда ей, как еще и молодой хозяйке по совместительству, было положено заниматься хозяйством, обслуживая всех членов семьи, от мужа до свекрови?

С чего сидеть в декретном отпуске, когда нужно строить великий коммунизм? И поэтому родила – снова в строй. К станку, огороду, печке, коромыслу, утренним и вечерним дойкам.

Старшее поколение, которое традиционно воспринимало невестку как рабочий ресурс для большого хозяйства, именно под таким благовидным воспитательным предлогом часто слишком рано разделяло ее с младенцем, вновь возвращая ее к привычной бытовой работе…

То же самое происходило и в Советском Союзе, когда каждая женщина являлась принадлежностью государства. Станки важнее младенцев. Считалось, что необходимый минимум физического ухода за ребенком достаточен, и в этом смысле отношение к нему было фактически как к взрослому человеку.

Такой подход нарушал естественное формирование привязанности ребенка к матери если не патологически, то в любом случае сильно ломал ее, заставляя принимать исковерканные суррогаты.

Фолиевая кислота: почему она важна для беременных
Подробнее

У матери, которая не могла в полной мере реализовать естественную потребность заботиться о младенце, это выражалось в виде чувства вины и жалости, отрезанных и невыраженных эмоций нежности и любви, которые не было принято выражать открыто. Отсюда и появлялись представления о женской любви как о жалости, которые распространялись не только в любви к ребенку, но и к мужчине.

У ребенка нарушение формирования привязанности выражалось в апатии, недоверия к миру, его небезопасности, высокой тревожности, неспособности развиваться в целом. Дома малюток, где дети сутками неподвижно лежали в одиночестве в тугих пеленках, тому подтверждение. Если же домашнему ребенку везло, он оказывался на руках заботливой бабушки-прабабушки. А если нет, тогда ой.

До сих пор помню свой шок, когда я спросила свою маму, почему ее так мало кормили грудью, и она ответила: «А потому что потом начался сенокос». Мама моя родилась 12 июня…

Правильно ли вы воспитываете своего сына?