Фото

Кортнев: «Если потребуется, ради семьи брошу работу»

Музыкант пригласил «Антенну» в загородный дом, который построил пять лет назад для своей большой семьи.

– Нельзя сказать, что мы сюда окончательно перебрались, – говорит Алексей. – Все равно в учебное время, когда детям нужно ходить в школу, живем в Москве, а сюда приезжаем исключительно на выходные. Но с мая по сентябрь постоянно здесь. Дом изначально был рассчитан на большое количество детей. К окончанию строительства у нас с Аминой уже было двое сыновей и Ася на подходе. Поэтому подрастающему поколению отдали целое крыло. У каждого своя комната, общее игровое помещение. Есть даже потайная детская, куда взрослым вход запрещен. Туда просто не добраться большому человеку, нужно лезть по стене на второй этаж, специальной лестницы нет. Это их царство. Дети клянутся, что там чисто и прибрано, однако проверить состояние помещения не представляется возможным. Приходится верить на слово.

Я думаю, что о такой секретной комнате мечтает каждый ребенок. И вовсе не потому, что ему плохо живется. Просто это нормальное юношеское желание – иметь собственную территорию, куда взрослые если и могут попасть, то только с твоего разрешения. В детстве тоже представлял нечто подобное, начитавшись «Алисы в стране чудес». Воображал, что если сдвинуть одну из плиток в ванной комнате, откроется проходик в сказочное пространство, о котором знаю только я. Хотя не жил в стесненных условиях, у меня была своя комната. Но мечту о сказке, о пещере, о таинственном гроте, укрытом от посторонних глаз, это не отменяло. Поэтому мы с Аминой решили подарить нашим детям такое чудесное помещение, чтобы им было там интересно.

Финансами заведует жена

Не могу сказать, что у нас царят домостроевские традиции. Думаю, что мы с женой неплохо разделяем пополам функции главы семейства. Множество бытовых вопросов взяла на себя Амина. Она хороший администратор, занимается нашими финансовыми делами, тратами. Но все же большинство решений принимаем сообща. И основные принципы воспитания детей у нас с женой также совпадают. Мы стараемся их по возможности не наказывать, не запрещать того, что можно разрешить. А если и наложить на что-то вето, то подробно объяснить, почему это было сделано. Говорить детям «Нельзя и все! Потому что я так решил» без объяснения причин не стоит. Хотя мы держим их в определенной строгости, им можно отнюдь не все. Причем в момент воспитательной работы Муся (Амина. – Прим. «Антенны») исполняет роль злого полицейского. Все же она – тренер, причем детский, поэтому привыкла командовать, топать ногами, прикрикивать и стучать руками по столу.

Василиса Володина: «Любовь к ребенку сметает с ног. До слез»
Подробнее

Я же по большей части общаюсь с взрослыми, разумными людьми, поэтому с собственными детьми работаю методом убеждения. Однако самое эффективное наказание для них – запрет на занятие любимым делом. Например, для Сеньки нет более страшной кары, чем лишение тренировок по гольфу. Он им серьезно, фанатично занимается. И если сын приносит плохие оценки из школы, ему запрещается играть в гольф, пока он их не исправит. Для Фантика (Афанасий. – Прим. «Антенны») настоящая трагедия, если у него отобрать планшет. Причем он там не играет, а ищет тайные знаки в мультфильмах, изучает динозавров и других существ, даже пишет какой-то мистический дневник вместе с братом. В общем, живет в сказочном мире, практически не соприкасаясь с нами. Поэтому лишение планшета сильно влияет на его поведение.

Меня родители тоже никогда не пороли, не ставили в угол. Но если они становились суровы, разговаривали со мной, закатив глаза и через губу, действовало безотказно. У нас в семье всегда царила нежная любовь с поглаживаниями, поцелуями. И было ужасно, когда меня лишали привычного душевного комфорта. Хотя случалось это нечасто. Я был послушным ребенком, отличником, секретарем комитета комсомола школы. За все время обучения – всего пара скандалов в школе: один раз меня сильно побили, второй раз я сильно ответил обидчику.