Интервью

Мария Порошина: «Мои дочки – как разные планеты»

Помню, самое страшное наказание для меня в детстве – мама переставала со мной общаться. Игнорировала меня полностью, именно таким образом давая понять мне, что я не права. И я сейчас понимаю, что самое простое наказание – запретить смотреть мультики, не брать с собой куда-то в гости, лишить подарка. Но на самом деле очень не хочется детей наказывать. Хочется, чтобы ребенок, понимая, что его накажут, не предоставил нам возможность это сделать. У нас папа «строгий», его боятся и уважают, и функция «строгого полицейского» на нем. Но так как нас много в семье, бабушки, две няни, то все же бывают моменты, когда дети перестают слушаться. И тогда мы все «делаем стойку», устраиваем совещание и решаем, что делать дальше, каким способом на данный момент можно повлиять на ребенка. Если понимаем, что где-то затюкали и много ругали, значит, надо, наоборот, немного отпустить ситуацию и выровнять ее поощрениями, любовью и вниманием, несмотря на все взбрыки и капризы.

В общем, всегда надо уметь находить правильный ключик к решению проблемы. Потому что каждый ребенок – личность, и к каждому нужен свой подход. Сима одна – к ней так, Груня совсем другая. Она хоть и маленькая, но понимает, глядя на Симу, за что могут наказать, и в случае чего всегда скажет: «Папочка, а я так не делала. За что меня наказывать? Это не я, это Сима. А я-то смотри, какая молодец!»