Интервью

Олег Газманов: «Не говорю с сыновьями о женщинах»

Кнут, пряник и собственный пример

Не сказал бы, что с годами чувство отцовства изменилось, обострилось. Воспитание Родиона и Филиппа практически не отличалось. Руководствовался принципом кнута и пряника. У меня отлаженная система поощрений. Чтобы получить желаемое, надо что-то сделать. Помню, Родиону в детстве нравилось играть в тетрис на компьютере, тогда первые дискетные аппараты только-только появлялись в России. А я для него прибил турник над дверью и составил график подтягиваний, который он должен был выполнять. И сын ныл, но подтягивался, зная, что за это получит заветный компьютер в распоряжение. Та же система работает с Филиппом. Хочешь новый телефон – получай хорошие отметки.

Но и некоторые правила «Домостроя» мне не чужды. Считаю, что сыновьям можно дать пендаля или затрещину. Однако это крайняя мера. Отец наказал меня ремнем всего раз и то, когда я принес домой немецкую мину, найденную в послевоенном Калининграде. Папа разрешал мне практически все, кроме того, что угрожало моей жизни и здоровью окружающих. И для меня это стало решающим фактором при выборе наказания для сыновей. Сейчас, конечно, их не отшлепаешь, дядьки-то здоровые. Да и поводов они не дают.

WDAY мама: правила воспитания Ольги Шелест
Подробнее
Михаил Лабковский: «Отстаньте от ребенка, дайте ему быть собой»
Подробнее

Вопрос с вредными привычками у нас в доме в принципе не стоял. Мои дети никогда не видели меня с сигаретой или в стельку пьяным. Наверное, поэтому и мне никогда не приходилось их обнюхивать, улавливать запах табака или алкоголя. Знаю, что некоторые знакомые Филиппа курят кальян, но сыну это неинтересно. Родион пару раз выкладывал в «Инстаграме» снимки с сигарой, но это так, для антуража, образа. Он мальчик взрослый, пусть повоображает. В любом случае с ними всегда можно поговорить прямо, по-мужски, выказать свое недовольство. Совсем другое дело – воспитание девочки. Тут история посложнее. Часто спорим с Марьяшей по поводу ее манеры одеваться. Она каждый раз спрашивает: «Так пойдет?», я отвечаю: «Нет!» И начинается: «Ты ничего в этом не понимаешь?!» А зачем тогда, собственно, спрашивать мое мнение? Мне, как отцу, главное – чтобы дочка была одета не только пристойно, но и соответственно погоде, тепло. У нее на этот счет другая точка зрения. Однако и в данном случае я нашел нужные рычаги. С Марьяшей работает метод лишений. Не слушаешься – попрощайся с гаджетами. Для дочки это потеря потерь, для меня – способ манипуляций.

Мне кажется, главное – не раздражаться на детей, уметь себя сдерживать. Хочется подчас взорваться, треснуть, но нужно успокоиться и долго объяснять, почему что-то можно, а что-то – нельзя! Дети же такие демагоги, любят поговорить, пофилософствовать. И лучше пойти им навстречу, избежав обид, замкнутости. Конечно, с воспитанием я бы не справился без жены. В большинстве случаев наши взгляды совпадают, но дети иногда умудряются найти лазейки, чтобы разъединить нас и использовать ситуацию в своих интересах.