Интервью

Волосожар и Траньков: глаза у дочки папины, характер – мамин

В феврале этого года двукратные олимпийские чемпионы в фигурном катании стали родителями. «Антенна» первой побывала в гостях у Татьяны и Максима и познакомилась с Анжеликой.

Татьяна Волосожар

— Мы въехали в этот дом в 2015 году. Обживались постепенно. Сделали сначала все самое основное, необходимое для жизни. А потом уже дополняли, например, библиотеку обустроили, мансарду.

Татьяна Волосожар и Максим Траньков с дочкой Анжеликой
Фото: Лара Бардина
Максим Траньков

— Выиграв все старты в 2013 году, а затем и Олимпиаду в Сочи, мы с Татьяной скопили некий бюджет и начали думать, во что лучше вложиться. В стране тогда начался кризис. Был риск, что деньги могут пропасть. Друзья посоветовали приобрести недвижимость. Я всегда мечтал жить в доме. Не люблю большие города. Мне комфортнее, когда утром открываю окно, и вокруг птички поют. Мы тогда мало находились в России, выступали на ледовых шоу по всему свету. Так что поселок особо даже не выбирали. Просто зашли в этот дом, и он сразу понравился. Хотя здесь не было никакого ремонта, а местами и стен. С нуля все с Таней сделали без помощи дизайнера. Дискуссий не возникало. Мы в принципе мало спорим. Нам нравится одно и тоже. Я сам рисовал стены, продумывал гостиную. У нас получился очень экономный вариант. Нет испанского кафеля, натурального камня и прочих дорогих штук. Все бюджетно. Мы понимали, что у нас будет ребенок и сделали две детских комнаты. Решили просто покрасить в них стены. Я вспомнил себя маленького, как любил разрисовывать обои, отрывать их и подумал: нужны такие стены, на которых можно рисовать и клеить наклейки, а потом все это перекрасить.

Встаем в пять утра и все успеваем

Татьяна Волосожар

— Я привыкла поздно ложиться и вставать. Но с Ликушей (дочка Анжелика родилась 16 февраля 2017 года. — Прим. «Антенны») все поменялось. Стала жаворонком и засыпаю теперь гораздо раньше. Первые месяца полтора после родов безвылазно проводила дома. Спасибо моей маме за то, что я могла на 15 минут выехать в магазин. Сейчас уже попроще. Мы с Ликой понимаем друг друга. У нее есть дневной сон, и я в эти полтора-два часа свободна.

Фото: Лара Бардина
Максим Траньков

— Настраивал себя, что появится ребенок и надо будет Тане помогать. Пару ночей вскакивал вместе с ней, пытался что-то делать, но в итоге понял, что папа тут не нужен. Я только мешаюсь. Так что спустя неделю перестал вставать. Таня полностью взяла на себя ночные заботы о дочке. Сейчас для нас обоих начать день в пять утра – ерунда. В том, что Лика – жаворонок, есть даже плюс. Потому что, когда у тебя нет постоянных тренировок, ты можешь полежать, книжку почитать, полениться. А тут рано вскочил и кучу дел переделал, а на часах только десять утра!

Татьяна Волосожар

— Я занимаюсь с Ликой, у нас есть развивающие игрушки, специальные коврики. Педиатры ее хвалят, говорят, что девочка наблюдательная, всем интересуется. Она любит компании. Мы с Максимом несколько раз выводили ее в люди. Думаю, что Лика не будет замкнутым ребенком. Она уже проявляет характер. Максим в шутку говорит, что Ликуша вьет из нас веревки. Может, в чем-то это и правда. К примеру, начинает плакать, через минуту открывает глаза, посмотрит на нас с хитрой улыбочкой, закрывает глаза и опять плакать.

Максим Траньков

— Она уже потихонечку понимает, как можно манипулировать нами. Когда Ликуся совсем крошечной была, у меня хорошо получалось ее укачивать. Я держал ее на руках, исполнял колыбельные из разряда – что вижу, что пою. А в последнее время укладывает ее Таня. Покормит, и Лика засыпает.

Алсу, Диас и еще 12 звезд, бросивших карьеру ради семьи
Подробнее
Наталья Варлей: «Многие беды в моей жизни – от комплексов»
Подробнее