Фото

Борису Моисееву не хватает беспорядка в доме

Я стал домашним мальчиком. Мне стало интересно обживаться. В моих жилищах появился «свой» запах. Когда прихожу в эту квартиру, понимаю, что это мой дом, а не временное пристанище. Я стал готовить, причем продукты покупаю сам, хожу, придирчиво их рассматриваю, где червоточина, где цвет несвежий. Стараюсь есть только полезную пищу – каши, соки, поменьше жаренного, жирного. Сегодня сварил куриный бульон. А если же нагрянут друзья, то могу приготовить что-нибудь фирменное – борщ, мясо запечь с овощами. Сам есть не стану, буду терпеть. Конечно, из-за концертов не всегда справляюсь, у меня есть помощница по хозяйству Лида, она и накормит, и порядок и чистоту наведет.

Если бы не сцена, я давно бы увял, как цветок без воды. Сцена – мой стимул, который помогает бороться с одиночеством. Люди, которые приходят на мои концерты, заставляют меня встать с кровати и начинать новый день. Один концерт стоит сотни лекарств, самых лучших врачей и любой терапии. Когда я стою перед залом, отчетливо ощущаю, что живу. Это чувство бьет ключом. Ради этого можно пожертвовать всем и вытерпеть все, что угодно, даже самое невыносимое одиночество...

Очень люблю клоуна, которого вручила мне Лолита Милявская со словами: «Боря, это тебе. Чтобы ты всегда оставался веселым!» Я назвал его Лолик и усадил на отдельный стул, пусть всегда будет на виду.

Это моя любимая фотография мамы. На ней отчетливее всего заметно наше сходство; все, кто ее видят, поражаются. Я всегда беру этот портрет с собой на гастроли, чтобы мне было спокойно.