Кэндес Бушнелл: жизнь в большом городе

Никакой скромности, никаких сельских пасторалей, никакого старомодного уюта. Зачем все это, если ты светская львица и одна из самых высокооплачиваемых беллетристок Америки?

Кэндес бушнелл
Кэндес бушнелл
Дровяной камин в гостиной
Дровяной камин в гостиной — то немногое, что уцелело от прежних хозяев. Марокканские пуфы, John Derian.
подушка Geminola
В гостиную нужно спускаться по ступенькам. На венецианской кушетке XIX века — подушка Geminola. Светильник с пальмовыми листьями датируется 1880-ми годами.
В ванной
В ванной стены оклеены портретами Кэндес Бушнелл — себя, любимой, никогда не бывает много.
Кухня
Кухня — самое скромное место в доме. Судя по всему, хозяйка не проводит здесь много времени.
В «солнечной комнате» любят собираться гости
В «солнечной комнате» любят собираться гости. Ковер приобретен в салоне ABC Carpet & Home.
Кровать и ковер изготовлены по эскизам Мадлен Уэйнриб
Кровать и ковер изготовлены по эскизам Мадлен Уэйнриб, салон ABC Carpet & Home. Покрывало и светильники — антикварные. Над изголовьем — картина Эллен Козак.
Кэндес Бушнелл
Кэндес Бушнелл и ее муж Чарльз Аскегард.
Кэндес Бушнелл
Кэндес Бушнелл возлежит на диване в стиле Людовика XVI, купленном по случаю у знакомого романиста и перетянутом тканью цвета мяты. На стене — абстракция Кайо Фонсеки.

Скоро самая гламурная писательница мира отметит юбилей — 1 декабря ей исполняется 50 лет. Интересно, придет ли кому-нибудь в голову издать книгу, в которую войдут все те принципы, следуя которым г-жа Бушнелл стала суперзвездой? Конечно, первый — «Сделай себя сам» — оригинальностью не блещет, его, как молитву, повторяет вся Америка. Второй более интересен: «Успех сексуален. Сегодня он часто заменяет секс». И третий: «Находясь в джунглях, одевайся соответствующе». Развивая мысли Кэндес, мы от себя добавим: «И дом, в котором ты живешь, должен, с одной стороны, быть твоим убежищем, с другой — добавлять очков в этой «звериной гонке» за славой».

В 1996 году Кэндес Бушнелл продала все права на экранизацию своей книги Sex and the City всего за $60 000.

Поэтому — никакой скромности, никаких сельских пасторалей, никакого старомодного уюта. Зачем все это, если ты светская львица и одна из самых высокооплачиваемых беллетристок Америки? И неважно, что написано всего четыре книги, зато каждая стала бестселлером, а первая, «Секс в большом городе», — точкой отсчета новой философии жизни в большом городе, которую автор формулирует так: «Мы, женщины, живущие в Нью-Йорке, здесь не для того, чтобы прохлаждаться, мы здесь для того, чтобы добиваться результата». Вероятно, большинство современных российских женщин возьмет этот лозунг на вооружение. Ведь сама Бушнелл всегда добивается того, чего хочет. А это вдохновляет!

«Я всегда хотела жить во дворце, — амбициозно заявляет она. — Мне нравятся золото, хрустальные канделябры, бархат, восточные ковры, мрамор… Когда у меня не было собственного дома, я с удовольствием останавливалась в самых роскошных отелях мира». Но гонорары росли, и Кэндес смогла позволить себе купить недвижимость в Гринвич-Виллидж — когда-то богемном, а ныне одном из самых престижных районов Нью-Йорка. «Когда мы с мужем впервые переступили порог этой квартиры, то сразу поняли — вот то, что нам нужно, хотя, объективно говоря, она находилась в катастрофическом состоянии». Но Бушнелл — мастер бороться с катастрофами. До встречи с солистом Американского балета красавчиком Чарльзом Аскегардом в таком состоянии находилась и личная жизнь главного эксперта по сексу — проще говоря, она была одинокой женщиной. И только в 43 года встретила «Мужчину Своей Мечты», еще раз доказав верность утверждения «не сдавайся, и все у тебя получится». Фотографии сияющей Кэндес, танцующей с Чарльзом на Манхэттене, были напечатаны почти во всех глянцевых журналах.

«Я уверена, что гардеробная — величайшее изобретение человечества, не менее важное, чем телевизор».

Итак, каковы были «исходные данные» того, чему следовало стать «домом мечты» модной писательницы и ее супруга, которых пресса ехидно окрестила «Барби и ее Кен»? Здание было построено в 1920-е годы, и тогда в нем располагались «холостяцкие берлоги» для начинающих финансистов с Уолл-стрит. Первые «шальные деньги», дым коромыслом, еда, доставляемая по первому требованию из расположенной в подвале кухни, джин, джаз… До сих пор в доме запрещено играть на музыкальных инструментах после восьми часов вечера.

«Если мечтаешь жить роскошно — не стесняйся этого. Ведь наш мир — это джунгли, и скромность еще никого до добра не доводила...»

Квартира выглядела так, словно по ней пронесся тайфун, — буквально все разбито и разломано, зато в ванной сохранился паровой душ и унитаз — ровесник дома. «Фантастика! Я уверен, что именно вам удастся сделать из этого настоящую жемчужину!» — воскликнул агент по продаже недвижимости. Словно бросил «белую перчатку»: мол, хватит ли сил? Бушнелл перчатку подняла (она всегда внимательно относилась ко всем аксессуарам, а не только к туфлям «Маноло Бланик») и… позвонила своей подруге Сьюзен Форристал, бывшей модели, а ныне известному дизайнеру интерьеров. «Сьюзен, у этой квартиры очень хороший «костяк», а в моей голове — ноль идей», — честно сказала она. Но призналась, что мечтает в гостиной сделать танцзал: черно-белый шахматный пол, высокие потолки, арочные окна, голубые стены... Сьюзен поступила как хороший декоратор, который никогда не скажет клиентке, что ее идеи безумны, даже если речь идет об устройстве бальной залы в квартире площадью 111 квадратных метров. Она просто прислала смету на замену пола.

«И тем самым отправила на покой все мои декораторские идеи», — смеется Бушнелл. А Сьюзен начала наводить порядок: увеличила ванную, выкроила место для огромной гардеробной. «Я уверена, что гардеробная — величайшее изобретение человечества, не менее важное, чем телевизор», — уверяет Кэндес Бушнелл, которая уже который год считается в Америке «иконой стиля». Затем по случаю у знакомого романиста Джея Макинерни был куплен диван в стиле Людовика XVI. Потом — позолоченные канделябры в виде снопов и чудесный светильник с пальмовыми листьями. К этому добавились столики 1920-х годов с зеркальными поверхностями… Все, как и мечтала хозяйка, заблестело и засияло! Ну и, конечно, какой же может быть дом без «скелета в шкафу»? Нет, ничего страшного. Просто в гостиной за книжными полками спрятан бар с мини-холодильником, под завязку забитый шампанским.

«Да, мы живем не менее скучно, чем те холостяки с Уолл-стрит… Как говорится, танцуй, пока молодой…» — заговорщицки подмигивает Бушнелл. Что ж, это тоже одно из условий успеха в современном мире — в 50 лет жизнь только начинается…