Народ против Chelsea

Пять дней, пять номинаций, тысячи посетителей, десятки садов из разных стран мира, бюджеты, соизмеримые с затратами на средней руки блокбастер... и это все о ней — о самой престижной выставке садов, ежегодно проходящей в Челси.

Фото: Дмитрий Лившиц

Все в сад!

Chelsea. Это событие отмечено в ежедневнике самой английской королевы, не говоря уже о ее верноподданных. Билеты на выставку надо покупать за несколько месяцев, а приезжать сюда лучше с огромной тележкой, чтобы потом было на чем вывозить приглянувшиеся экспонаты. В последний день участники распродают свои богатства, выкапывая их (прямо в горшках) из земли: растения здесь стоят копейки, вернее, пенсы, но нам их покупать смысла нет: цветы к ввозу в Россию строжайше запрещены таможней. Те, кто не обзавелся тележкой, используют любые подручные средства. На наших глазах девушка уступила цветочным горшкам свое... инвалидное кресло. Вот она, живительная сила искусства!

Выставка садовая
Выставка садовая

Конкурсная программа

Есть большая разница между тем, что выбирает народ, и тем, что выбирает жюри. Английский народ любит скамеечки, фонтанчики, цветы и цвета, иными словами, традиции. Однако народные любимцы редко получают золотые медали или бывают признаны лучшими в своих номинациях. Жюри дает награды за оригинальность и свежие идеи. Дизайнеры стараются усидеть на двух стульях, хотя заметно, что «народный» стул последнее время прельщает их больше — в конце концов, о коммерции тоже нельзя забывать! Наверное, поэтому классических садов много, как никогда прежде. Милые, задумчивые, со стенами, увитыми плющом, и прудами, окруженными цветами. Джейн Остин и Шарлотта Бронте были бы здесь счастливы, но разве это может убедить жюри?

Идея утилизации

Старейшие участники Челси нашли лазейку и подают старый дизайн в новой красивой упаковке под названием recycling (утилизация отходов, говоря русским языком). Это — беспроигрышный билет. Дизайнеры, пропагандирующие идею утилизации, становятся победителями Челси так же часто, как фильмы с социальным контекстом лауреатами премии «Оскар». Джеффри Вайтену это удалось: в придуманном им саду старого крестьянина есть пруд, заросший тиной, покосившаяся телега, полуклумбы-полугрядки, на которых растет все подряд… При чем тут утилизация отходов? «Ну как же, разве наши предки когда-нибудь что-нибудь выбрасывали? Нет! — отвечает Джеффри. — Использовали до того момента, пока оно не рассыпется у них на глазах, без всякого, заметьте, ущерба для природы». Результат? Посетители умилялись и вздыхали, вспоминая летние каникулы, проведенные у бабушки и дедушки в деревне, а на табличке золотым по белому написано, что саду присуждена серебряная медаль.

Цветы и цвета

Цветы и цвета сейчас в моде яркие и разнообразные. Изабелль Ван Гронинген и Габриэла Пэйп из сада Daily Telegraph утверждают, что корни этой тенденции следует искать в буквальном смысле в немецкой почве: немцы-де любят, чтоб в саду было поярче, и не гнушаются сажать рядом розы и мимозы, даже если их островных соседей от такого сочетания бросает в дрожь. Поправимся: бросало до недавнего времени. Определение «серо-буро-малиновый» сейчас вполне можно применять к английским садам, заменив со скидкой на природные ограничения серый на оранжевый, или желтый, или голубой, а лучше на все эти цвета вместе. Да и проблема сочетаний больше никого не волнует. То, что раньше считалось безвкусицей, нынче расценивается как смелость. Почему так? Этот вопрос я задала Габриэле и получила достойный отпор: «Это не безвкусица, а традиция, правда, немецкая, а мы ее попытались возродить». Все объяснять традициями, своими или чужими, — это у англичан в крови. Побродив по выставке, я пришла к более простому выводу: участники Челси решили быть ближе к народу. На яркие цвета люди слетались, как пчелы на мед.

Сорная трава

Это еще одна тенденция из разряда «и нашим и вашим». Прославившись на весь мир аккуратно подстриженными газонами, которые теперь иначе как английскими не называют, жители Соединенного Королевства решили попробовать что-то новое. Это новое — все та же трава, только больше не стриженная и не приглаженно-аккуратная, а такая, какой ее создала природа (или садовники, которые научились ей недурно подражать). Трава колышется вокруг дорожек, напоминая о задумчивой листве в «Фотоувеличении» Антониони, норовит залезть в клумбу к садовым цветам — откуда раньше ее бы тут же с негодованием изгнали, и заполняет собой все более-менее открытые пространства. Последний случай можно было бы счесть самым неинтересным — поляны как поляны, если бы не одна любопытная деталь. Там, где в природе рос бы колокольчик, или ромашка, или мак, которые и названы за это свое свойство полевыми цветами, у дизайнеров неожиданно появляется подкидыш-ирис, или роза, или какой-нибудь другой цветок, привыкший к более аристократическому, чем трава, соседству. Да здравствует английская демократия!

Борьба за экономию

Борьба за экономию набирает обороты. В этом году совсем пропали водопады. Говорят, слишком дорогое удовольствие. Вода, та, что есть, бежит тоненькой струйкой по узкому акведуку, аккуратно собирается у самой земли и без потерь вновь доставляется в верхнюю точку конструкции или льется из устройства, смутно напоминающего нижнюю часть водосточного желоба. Льется не просто так, а в бассейн — в нем, кстати, и поплавать можно в солнечный день. На выгаданные деньги дизайнеры строят для бассейнов окантовку из камня, а к ней каменные дорожки и каменные сиденья — никогда в Челси не было столько камня. Неужели самый дешевый материал? Оказалось, нет. Не только недешевый, а еще и сомнительный. В Англии к нему относятся так же, как в Германии к натуральному меху. Партия защиты прав человека утверждает: нельзя, камень в Англию везут из стран третьего мира, где в каменоломнях работают дети; партия поклонников прекрасного говорит: можно, потому что красиво, не хотите покупать в других странах — поддержите отечественного производителя. Видела я расценки этого производителя: натуральный камень и золото почти в одной цене. Так что я бы голосовала за демократов.www.rhs.org.uk