Женский вопрос

Трейси Уорнер не нужны розовые очки - она видит жизнь в розовом свете невооруженным глазом.

Текст: Джин Натан (Jean Nathan). Фото: Питер Эстерсон (Pieter Estersohn). Стилист: Лили Абир Риджен (Lili Abir Regen).

Квартира в розовом цвете
Квартира в розовом цвете

Стоит переступить порог нью-йоркской квартиры Трейси и Грега Уорнеров, как на вас обрушивается целый поток гастрономических ассоциаций. Вы словно оказываетесь в кондитерской лавке, где воздух насквозь пропитан сладким запахом клубничных тянучек, сахарной ваты, кремовых роз, пастилы и зефира. Такого изобилия розового не встретишь даже в домике Барби — он представлен здесь во всех видах: от жизнерадостного оттенка, позаимствованного у коробок Fauchon, до «шокирующего розового», который, если верить легенде, изобрела модельер Эльза Скьяпарелли, подбирая ткань к бриллианту цвета пиона.

Страсть к гламуру и эпатажу у хозяйки этого дома в крови: по отцовской линии она происходит из семейства торговцев драгоценными камнями, а ее мать Глен Гулсби в молодости была танцовщицей манхэттeнского кабаре «Латинский квартал» и не раз выходила на сцену в плюмаже из розовых перьев. Правда, после замужества Глен ушла из кордебалета, спрятала расшитые блестками туалеты в недрах гардероба и переехала в просторные апартаменты на Парк-авеню, оформленные в духе «Унесенных ветром». Трейси описывает этот интерьер как «блеск большого города глазами провинциальной девушки».

  • Фото 1. Стены малой гостиной обиты тканью Saya Gata от China Seas; из нее же сшиты диванные подушки. Кресла 70-х соседствуют с коктейльным столиком от Karl Springer 80-х годов.
  • Фото 2. Стены гостиной оклеены обоями Madison Square от Stark Wallcoverings. Пол устилает ковер от Beauvais. Диван Jonathan Adler обит тканью от Kravet. Голубое кресло в синтетической обивке дополняет приставной столик, обтянутый змеиной кожей. На стене — фотография Дага Холла.
  • Фото 3. Стены детской комнаты обиты тканью Schiaparelli от Designers Guild. В тон к ним подобран ковер цвета клубничной жвачки.
  • Фото 4. Фрагмент малой гостиной. Цветные стеллажи сделаны на заказ. Стулья, доставшиеся Трейси от матери, выкрашены в розовый цвет.

Яблоко от яблони падает недалеко, поэтому, когда несколько лет назад Уорнеры переехали в Верхний Ист-Cайд, Трейси решила, что ее новая квартира должна выглядеть не менее роскошно, чем родительские апартаменты. С той лишь разницей, что ее собственные представления о роскоши несколько отличались от материнских: «Я хотела, чтобы интерьер смотрелся современно, неожиданно, энергично и скрывал сюрпризы за каждым поворотом». Трейси обратилась к дизайнеру Филиппу Горривану. Он имеет репутацию большого оригинала и человека, который не боится чрезмерности, однако пожелания заказчицы даже его поначалу поставили в тупик: «Это первый случай в моей практике, когда в сравнении с клиентом я почувствовал себя занудой и консерватором».

«Многие предпочитают спокойные минималистские пространства, но у меня совсем другие идеалы, — говорит хозяйка дома. — Мне нравятся яркие цвета и блестящие поверхности. Среди них я чувствую себя счастливой». Стараниями Горривана в этой квартире ощущение счастья местами переходит в бурный восторг. Его первая волна накатывает уже в прихожей с белым мраморным полом и потолком, оклеенным обоями от Дэвида Хикса. В углу на пьедестале возвышается мраморная Венера, чья «задняя» часть отражается и множится в зеркальных стенах — намек на те времена, когда мать Трейси выступала на подмостках «Латинского квартала».

  • Фото 1. Фрагмент хозяйской спальни. Кресло обито тканью Manhat-tan от Manuel Canovas. Стол в стиле Людовика XV Трейси привезла из родительского дома.
  • Фото 2. Кровать обтянута бархатом кричащего малинового цвета. Обои China Man in Swing в стиле шинуазри из золотой фольги — от Stark Wall-covering. Пляшущих по стенам мандаринов дизайнеру и его заказчице показалось мало, и их дополнили пагодами — они украшают ткань Pagoda от Manuel Canovas, из которой сшиты шторы и подзор.
  • Фото 3. В сравнении с другими помещениями обеденная зона в доме Уорнеров выглядит скромно. Белый «уголок», «рогожка» на стенах.
  • Фото 4. Потолок зеркального холла оклеен оптическими обоями от Дэвида Хикса. По обе стороны от консоли, обтянутой кожей питона, — стулья в стиле Людовика XVI.

Вдохновившись семейными преданиями заказчицы, дизайнер вошел во вкус и сделал не просто женственный, а суперженственный интерьер. Что же касается Грега Уорнера, вынужденного изо дня в день находиться в этом царстве девичьих грез, то он относится к происходящему с философским спокойствием и, как мантру, повторяет старую мудрость: счастливая жена — счастливая семья. «У меня мягкий характер, но своего мнения я никогда не скрываю, — утверждает он. — Я не раз говорил Трейси, что многое бы сделал иначе. Но раз уж она взялась за это дело, то я предпочитаю ей не мешать». Устранившись от эстетических споров, Грег, как и подобает настоящему мужчине, сконцентрировался на решении технических задач (коммуникации, розетки и т. п.).

Зато дочери Уорнеров принимают все идеи Трейси на ура. Семилетняя Хэли и пятилетняя Аманда обитают в комнате цвета клюквенного шербета. В спальне двухлетней Брук гамма более приглушенная — но лишь на полтона. Подруги девочек буквально визжат от счастья, когда попадают в этот карамельно-розовый рай. Их мамы тоже не скрывают своих эмоций. «Они мечтают набраться смелости и сотворить у себя дома нечто похожее», — говорит Трейси. Впрочем, одной только смелостью здесь не обойтись. Главное — иметь покладистого мужа.