Красивая работа

«Я довольно неприхотливый человек: мне вполне достаточно самого лучшего». Этот афоризм Оскара Уайльда вполне мог бы висеть на двери московского офиса, спроектированного бюро KIRILL ISTOMIN. Точнее про него не скажешь.

Фото: Михаил Степанов, Кирилл Овчинников.

Дизайнер декоратор
Дизайнер декоратор
Выпускник знаменитой Parsons School of Design Кирилл Истомин начал карьеру в ведущей декораторской фирме Нью-Йорка Pаrish–Hadley (ее клиентами были Бруки Астор, Оскар де ла Рента, семья Рокфеллеров и Жаклин Кеннеди). Именно работа с патриархом американского дизайна Альбертом Хэдли окончательно сформировала Истомина как профессионала. Через 10 лет работы в США Истомин основал компанию Kirill Istomin Interior Design & Decoration, специализирующуюся на дизайне интерьеров и предметов декора. Авторская мебель Истомина производится в США, Англии, Италии, Франции и России. На основе его рисунков выпущены коллекции обоев и тканей. Его проекты отмечены престижными международными премиями. Издательство Rizzoli International Publications (США) выпустило справочник декоратора с его иллюстрациями — The Pocket Decorator.

ШУТКИ В СТОРОНУ! «Если вы заметили, в этом проекте все достаточно просто», — начинает комментировать свою работу Кирилл, пока я удивленно рассматриваю пилястры из монолитного(!) оникса, роскошные лакированные двери с латунными вставками (сегодня латунь все больше имитируют при помощи золотой краски) и гигантскую люстру, которая хрустальным каскадом «падает» с невероятной высоты в окружении невероятной лепнины... «Да вы шутите! Вот уж чего я здесь не заметила, так это простоты!»

ВСЕ ОЧЕНЬ ПРОСТО «В этом интерьере много прямых углов и мало кривых линий, в нем все очень строго и лаконично, сложной геометрией может похвастаться разве что потолок, — продолжает декоратор. — Этот интерьер — статусный, роскошный, но не кричащий. Он мужской, то есть очень сдержанный, скупой, но при этом воплощенный в богатых материалах. Взять, к примеру, пол из бельгийского мрамора. Ценность этой породы заключается не в красивом рисунке прожилок, а в том, что их нет. Это абсолютно черный камень, отполированный до состояния зеркала. Выложенный им пол выглядит как бездонное «чернильное море», в котором тонет отражение потолка и витражей».

Кирилл истомин
Кирилл истомин
  • Фото 1. Холл украшают 14 пилястр из монолитного зеленого оникса. Так как офис находится на последнем этаже, для процедуры их установки пришлось задействовать подъемный кран. Пол из черного мрамора и медового оникса инкрустирован латунью. Стол и двери сделаны по эскизам Истомина.
  • Фото 2. Стены восьмигранного зала приемной декорированы венецианской штукатуркой. В основу световых витражей с металлической решеткой легли орнаменты Эдгара Брандта.
  • Фото 3. Приемная. Дизайн каскадного гипсового потолка навеян образом павильона Эдгара Брандта на выставке в Париже, 1925 г. Кресло 1950-х годов обтянуто кожей от Maison Fey. Рядом — его точная копия. Старинные лампы из галереи Sapho, Нью-Йорк. Стол из палисандра, дизайн Истомина.
  • Фото 4. Столовая. Стулья обтянуты шелком от Prelle, дизайн 1920-х годов. Мраморный камин навеян образом камина Эмиль-Жака Рульманна, показанным на выставке в Париже, 1925 г. Бра, дизайн Истомина. Венецианское зеркало от John Himmel. Хрусталь, Baccarat. Столовое серебро, Christofle. Сервиз, Bernadotte.
  • Фото 5. Комод, дизайн Истомина, с серебряными ручками от Sarie Rare, Париж.

ГЛЯЖУ В ТЕБЯ, КАК В ЗЕРКАЛО «Вообще, в этом проекте очень важна игра отражений. Обилие зеркал и полированных поверхностей создает пространственные прорывы, увеличивает размеры помещений, делает их парадными. Эффект «зеркальности» усиливают парные элементы декора — например, висящие друг напротив друга панно 1920 года. Геометрическая конфигурация потолка «отражается» в рисунке латунной инкрустации на каменном полу. Согласитесь, это эффектно». Еще бы. Конечно, соглашусь.

ЧТО ЭТО? Представительский офис общей площадью 700 кв. м включает: приемную, переговорные, столовую, кабинеты и частные апартаменты. Реализован в Москве за 14 месяцев, включая проектирование. Цифры рекордные!

ЧТО ЭТО БЫЛО? «Исходные данные таковы: последний этаж современного офисного здания с панорамным остеклением, — начинает перечислять Кирилл, — высота потолков — два шестьдесят». — «Как два шестьдесят? Да Вы шутите! У Вас одна только люстра — под три метра. Да и панорамного остекления я, честно говоря, не заметила», — снова вклиниваюсь я. «Что касается потолка, то нам удалось «пробиться» на крышу и выстроить «надэтаж». Так здесь появились парадные потолки с каскадной лепниной (за ней, к слову сказать, спрятано дичайшее количество коммуникаций, к каждому элементу которых было необходимо обеспечить свободный доступ). Но самым трудным было превратить асимметричные помещения в симметричные, как того требовала общая стилистика интерьера. Именно с этой целью панорамные окна пришлось частично перекрыть фальшстенками, благодаря которым сплошная стеклянная поверхность превратилась в ряд традиционных окон. На фасаде это решение не отразилось. Со стороны улицы все скрывают шторы».

  • Фото 1. Холл-ротонда. Диван в обивке от Clarence House изготовлен по эскизам Истомина. На потолке — золотые обои ручной работы; на стене – фрагмент французской ткани 1930-х годов.
  • Фото 2. Бра, Lambert, 1925 г., Франция.
  • Фото 3. Портьеры и кресла, дизайн Кирилла Истомина, обтянуты шелковым дамастом, дизайн Эмиль-Жака Рульманна для Prelle, 1920 год. Торшер, дизайн Эдгара Брандта, 1930-е годы, Франция. Шахматный позолоченный столик от Tis-serant, Париж.
  • Фото 4. Раковины и бра в туалетной комнате, Devon & Devon; зеркала в черных лакированных рамах выполнены по эскизам Кирилла Истомина; обои от Ralph Lauren.
  • Фото 5. Раковина сделана на заказ в Нью-Йорке. Антикварные бра — Genet et Michon, 1940-е годы, Франция. Потолок оклеен золочеными обоями ручной работы. Рельефу потолка вторят латунные вставки пола.

СПЕЦЭФФЕКТНО! Подобных спецэффектов здесь — море. Взять хотя бы столовую. Ее интерьер собьет с толку кого угодно. Против обыкновения здесь стоят два стола. Отражаясь в двух зеркальных стенах по торцам, они множатся до бесконечности. И это еще не все. За одной из штор неожиданно открывается не окно, а... экран домашнего кинотеатра. Межкомнатная дверь, оклеенная серебряными китайскими обоями ручной работы, практически сливается со стеной, декорированной точно таким же образом. Аж голова кругом идет! Для остроты ощущений не хватает только фонтана-шутихи, как в Петергофе. Впрочем, подобные забавы не в стиле Истомина.

КАЧЕСТВО Качество работы — фантастическое. В приемной стоит пара кожаных кресел. Одно из них — антикварное, второе — его точная копия. Сделана она так, что отличить подлинник от имитации может только сам Кирилл. Мне, по крайней мере, не удалось.

ДОСТОЙНАЯ СТАРОСТЬ Состаренные зеркала тоже легко спутать с антикварными. Они, кстати, привезены из Нью-Йорка. Почему именно оттуда? Неужели нельзя было заказать в Москве? «Нельзя, — вдруг очень жестко говорит Истомин. — В России состаренных зеркал сейчас не делают. То есть делают, но не так, как надо. Здесь старят амальгаму готового зеркала. А в Америке — сначала старят стекло (обрабатывают его специальным раствором) и уже после этого накладывают амальгаму. Это диаметрально противоположный подход и, как следствие, диаметрально противоположный результат».

  • Фото 1. Римейк люстры Эмиль-Жака Рульманна, 1928 г.
  • Фото 2. Фрагмент панно 1920-х годов, Париж.
  • Фото 3. За фальшивым световым фонарем скрываются лампы дневного света.
  • Фото 4. Парные элементы поддерживают тему отражений.
  • Фото 5. Французские бра 1930-х годов были специально позолочены. Кресло обито бархатом от Christo-pher Hyland.

СТИЛЬ Проект выполнен в стиле ар деко. Причем это не стилизация, а строгое следование канонам и кропотливая работа с первоисточниками. Например, шторы в кабинете сшиты из шелкового дамаста, вытканного по эскизам знаменитого мастера ар деко Эмиль-Жака Рульманна. Стулья в столовой обтянуты шелком от Prelle (рисунок 1920-х годов был найден в архиве). Черные лакированные двери — это вариация на тему работ архитектора Альберта Шпеера. Дизайн гипсового плафона со стилизованными цветами лотоса навевает воспоминания о павильоне Эдгара Брандта, прогремевшем на Всемирной выставке в Париже в 1925 году. В кабинете — редкий подписной экземпляр торшера того же Эдгара Брандта. Список раритетов можно продолжать и продолжать. «Кстати, самой простой частью работы оказался подбор антикварных предметов, — заключает Истомин. — Правда, одни светильники нам пришлось золотить, другие серебрить, третьи — реставрировать, но это несложно». В этом офисе вообще все достаточно просто. Вы заметили?

О СТИЛЕ Проект выполнен в стиле ар деко (франц. art deco) — течения в искусстве 1920—1940-х годов. Официальной датой его рождения считается 1925 год, когда в Париже прошла Международная выставка декоративных искусств и промышленных изделий. Отличительные черты: этнические и геометрические узоры, дорогие материалы (слоновая кость, крокодиловая кожа, латунь, серебро, редкие породы дерева и камня, эмаль), зигзагообразные, ступенчатые формы, мотивы шеврона и клавиш фортепиано. Считается, что роскошь ар деко — это реакция на лишения, вызванные Первой мировой войной. Впрочем, ар деко вовсю процветал и в Америке, не знавшей войны. В СССР этот стиль в чистом виде никогда не существовал, у нас был сталинский, или «новый ампир».

Далее вы узнаете, как заплести косу наоборот