Архибабы

Легко ли быть архитекторомв юбке? О судьбе слабого пола в мужской профессии рассказывает Ирина Коробьина (директор Центра современной архитектуры).

Слово «архитектор» (греч. «главный строитель») не имеет женского рода. Это профессия исключительно мужская и, как сказал один известный московский зодчий, – Богоподобная. При этом мужской шовинизм в нашей профессии очевиден, как нигде. Мне это странно: ведь женщина по своей природе — неустанный строитель. Она соединяет, складывает, прилаживает все то, что так легко разрушает мужчина. Но это в жизни. В профессии все наоборот. Куда делись отличницы, красавицы и умницы — мои сокурсницы из Мархи? Почему в российской архитектуре нет и никогда не было ни одного известного женского имени?

Выражение «слабость — главное оружие женщины» устарело. В женском арсенале появились гораздо более эффективные средства: сила и вера в себя.

Впрочем, их не так много и в целом мире. Женщины, которым удалось занять ключевые позиции в архитектуре, наперечет. И все они — уникальны. Архитектура требует беззаветного служения и забирает всю твою жизнь. Легкого успеха и случайных побед здесь не бывает. Большой архитектор всегда крупная личность, выкованная титанической работой. Меня восхищает, когда она предстает в женском обличье. Заха Хадид, Кармэ Пинос, Одиль Декк, Франсина Хубен. Эти «архибабы» проложили дорогу к славе без скидок на слабый пол, в жесткой конкуренции с мужчинами. Я пытаюсь понять, как их хватает на все: проектировать, согласовывать, быть в курсе проблем своих сотрудников, преподавать, выигрывать конкурсы, разбираться с заказчиками, быть неотразимыми, добиваться своего на стройке и чувствовать себя счастливыми… Счастливыми? Счастливыми! Четыре истории носят имена собственные наших героинь.

Заха Хадид, Великобритания

Женские профессии
Женские профессии

Лауреат Притцкеровской премии. Одна из самых востребованных архитекторов в мире. Преподает в ведущих архитектурных школах.

Мы разговариваем в питерском «Англетере» в самый счастливый день ее жизни. Она стала лауреатом Притцкеровской премии. Ее карьера — выше не бывает: брэнд «Заха Хадид» известен во всем мире. Ее архитектура сразу узнаваема — она разламывает и выворачивает пространство, заменяет фасады многослойными оболочками и как бы продолжает земную кору. Каждый объект, будь то трамплин в Инсбруке или еще не завершенный МAХХI (Музей искусства ХХI века) в Риме, — сразу становится громким событием. Впервые мы говорим о жизни. Впрочем, ее жизнь — на 100% принадлежит профессии. Заха решила стать архитектором, когда маленькой девочкой попала на международную архитектурную выставку. Сыграли роль слова брата: «Быть архитектором значит заниматься строительством мира». В пятнадцать лет Заха покидает родной Багдад и родителей, чтобы учиться в Европе. Оканчивает одну из самых престижных школ — лондонскую АА (Architectural Association). Ее учитель знаменитый Рэм Кулхаас. Получив диплом, она становится его ассистенткой и партнером в ОМА. В 1987 году открывает собственное бюро в Лондоне. Первый успех и репутацию «бумажного архитектора» принесла ее знаменитая графика, где Хадид показала архитектуру в движении, опираясь на теории советских авангардистов 20-х годов. Первая постройка — пожарное депо для Vitra, — случилась, когда ей было уже за сорок. С тех пор она необычайно востребована. Свой собственный дом Заха хотела бы видеть у моря. В нем будут большие трансформирующиеся пространства и много света. Пока это только планы: «Дом своей мечты архитектор может позволить себе только на закате карьеры и жизни».

«Единственный рецепт успеха — это трудиться, не покладая рук, что я и делаю вот уже много лет».

Заха Хадид на собственном опыте знает, что такое дискриминация в профессии «по признаку пола». «Это серьезная проблема, в которой виноваты не только мужчины, но и женщины, — считает она, — им не хватает уверенности в себе и смелости продавливать свои идеи. Чтобы добиться признания, мне всегда приходилось делать все в десять раз лучше». На вопрос о жертвах, которых потребовала профессия, Заха отвечает неожиданно: «Никаких! У меня нет семьи, но мне не приходилось чем-то жертвовать — просто некогда было думать о личной жизни».

P.S. На церемонии в Эрмитажном театре Заха Хадид призналась, что в детстве у нее было две мечты: стать архитектором и полететь в космос. Похоже, что женщина Востока смогла осуществить обе. Ее карьера вполне сравнима с прорывом в космос.

Архитектор женщина
Архитектор женщина

Фото 1. «Эластика» (Elastika), инсталляция, представленная на биеннале дизайна, совместный проект Захи Хадид и Патрика Шумахера, Майами (США, 2006).

Фото 2. Футуристический дизайн кухни Z.Island (для DuPont), выполненной из белого кориана, произвел фурор на Миланском мебельном салоне 2006.

Фото 3. Научный центр «Фэно» (Phaeno), Вольфсбург (Германия, 2000—2005).

Кармэ Пинос, Испания

В Испании — личность легендарная. Преподает в Колумбийском университете, Гарварде, Политехнической школе в Лозанне и в Академии архитектуры в Мендризио.

Жизнь Кармэ Пинос делится на «до» и «после». Разделительная черта прошла в 1991 году, когда она основала собственное бюро Estudio Carme Pinos. Этот момент стал точкой, которую Кармэ поставила на своем прошлом. А начиналось все блестяще: талантливая и красивая выпускница Etsab (Барселона) выходит замуж за восходящую звезду испанской архитектуры Энрико Мираллеса. В 1983 году они открывают архитектурную студию, которая очень быстро набирает обороты. Однако «двойной полет» не складывается. Критики и патроны, в том числе Фрэнк О. Гери, предрекают Мираллесу великое будущее и в упор не замечают Кармэ, игнорируя очевидный факт совместного творчества. В конечном итоге Кармэ осталась одна — без мужа и без работы. Ей предстояло сделать выбор: согласиться с незавидной ролью, навязываемой обстоятельствами, признать крушение всего, что составляло смысл ее жизни, или поверить в свой талант и пуститься в новый «одиночный полет». Кармэ выбрала второе. Безвременную кончину бывшего мужа в возрасте 45 лет она пережила, уже будучи известным архитектором, основавшим собственное бюро и добившимся восхищения критиков, раньше ее не замечавших. Свой путь к успеху Кармэ объясняет просто: «У меня только один интерес — делать мою работу хорошо и быть способной продолжать это».

«Архитектура заполняет всю мою жизнь —я получаю от нее все и отдаю ей все».

Все ее студенты в нее влюблены. Они видят перед собой талантливую, красивую и свободную женщину, способную построить новую реальность в архитектуре и собственной жизни. «Самый счастливый день? Каждый день в моей студии, — говорит Кармэ. — У меня не остается времени на личную жизнь. Но я не знаю — проблема в моей профессии или во мне самой». Кармэ любит свой дом, в котором родилась и живет всю свою жизнь: «Я люблю ощущать себя частью моего дома. Это большая привилегия».

Фото 1. Здание школы, совместно с архитектором Энрико Мираллесом, Морелла (Испания, 1986—1993).

Фото 2. La Serra, здание средней школы, Моллерусса (Испания, 1999—2001).

Фото 3. Torre Cube, офисное здание, Гваделахара (Мексика, 2004).

Фото 4. Пешеходный мост в Аликанте (Испания, 1999), архитектор Кармэ Пинос.

Одиль Декк, Франция

Одна из ведущих европейских архитекторов, основательница собственной архитектурной школы, лауреат многочисленных наград, в том числе Золотого Льва Венецианской биеннале 1996. Проектирует все: от аэропортов до дверных ручек.

С Одиль мы говорим много и подробно, когда она вырывается в Москву по приглашению нашего Центра. Часто о роли женщины в профессии и в жизни. Это ее тема. Она считает, что женская половина человечества совершеннее мужской. «Быть женщиной в архитектуре — это привилегия и трудность одновременно, — говорит Одиль. — Женщина должна бороться больше, должна быть сильнее, чем мужчина». И, как истинная француженка, добавляет: «Ты можешь делать все, что угодно — ведь ты женщина».

«Архитектура —это сделка со страстью».

Одиль решила стать архитектором благодаря влиянию школьного учителя, дававшего частные уроки по архитектуре. Главный мужчина ее жизни — французский архитектор Бенуа Корнет. В 1985 году они открыли бюро в Париже. Там в отчаянных спорах рождались их проекты и брэнд ОD-BC. Помимо любви к архитектуре, эту пару объединяла любовь друг к другу и бешеной езде на мотоциклах. Потом... автокатастрофа. Одиль выжила и осталась одна. Бюро по-прежнему носит имена двух людей, но архитектура, создаваемая в нем, приобретает черты личности Одиль. Они не стерлись после несчастья, но стали гораздо сильнее — мощная энергетика, теплота, склонность к эксперименту, вкус к жизни, отказ от компромиссных решений. «Архитектура не бывает мужская или женская, — говорит Декк, — все зависит от личности». Она много строит в разных странах: Западное отделение Народного банка в Ренне, университетский комплекс в Нанте, Музей современного искусства в Риме. Ее рабочий день длится с девяти утра до десяти вечера. Энергию Одиль получает от путешествий и преподавания, отдыхает в самолете: «Просто закрываю глаза, ни о чем не думаю». Разве что о переделке своей парижской квартиры. «Архитектору трудно сделать свой дом. Мы находимся в бескрайнем поле возможностей выбора. Через три месяца все хочется изменить». Поэтому в квартире Одиль раньше была черная спальня, теперь белая. И вообще много недоделок, но в этом и прелесть.

Фото 1. Лестница в здании экономического факультета UFR Университета в Нанте (1998). Комплекс, спроектированный Декк, также включает библиотеку юридического факультета и Центр исследований человека.

Фото 2. Автомобильная эстакада и диспетчерский центр автомагистрали А14 в парижском пригороде Нантерр (совместный проект Декк и Корнета, 1996).

Франсина Хубен, Нидерланды

Глава проектной фирмы Mecanoo. Строит по всему миру. Творческий охват — от градостроительных стратегий до дизайна интерьеров. Преподает в родном Дельфте и европейских университетах.

Я приехала к ней в Дельфт поздно вечером. Мы разговариваем в плавучем ресторанчике напротив собора XVI века. Франсина меня кормит: «Ведь ты с поезда»... На счету Хубен длинный список профессиональных наград, пост директора архитектурной биеннале в Роттердаме. Среди ее построек — библиотека Технического университета в Дельфте, спортцентр в Амстердаме, жилой район в Утрехте. «Большая мама» своего офиса, Франсина в курсе всех проблем сотрудников. В ее машину встроен микрофон, по которому она круглосуточно отдает распоряжения.

В моих объектах есть три К: Композиция, Контрастность, Комплексность.

Успех дался Хубен не сразу. В 1986 году она со своим первым мужем, впоследствии знаменитым архитектором, открыла офис в Роттердаме и быстро добилась известности. Но наполненная работой и семейными радостями жизнь длилась недолго. Муж ушел, оставив ее с долгами по бизнесу и тремя детьми, двое из которых тогда только появились на свет. Франсин на два года впала в депрессию. В дело ее вернуло чувство ответственности — пожалуй, главная черта ее характера. Неимоверными усилиями она вновь выстроила и запустила, теперь уже самостоятельно, проектную мастерскую. Личная жизнь наладилась благодаря... архитектуре. Пригласив специалиста по «научной оптимизации» работы офиса, она вскоре вышла за него замуж.

«Для меня архитектура не только интеллектуальная игра. Она должна воздействовать на все чувства».

Она единственная героиня нашей истории, у которой есть семья. Все свое время Франсина делит между офисом в Дельфте и домом под Роттердамом, где ее ждут трое детей и муж. На вопрос о приоритетах честно отвечает, что архитектура — на первом месте в жизни. «Дети иногда обижаются. Но я чувствую в себе талант. Я знаю, он во мне сидит. Быть архитектором — это мое призвание и самое большое обязательство в жизни». Франсина из тех немногих архитекторов, кто смог построить дом своей мечты. Ее вилла под Роттердамом с большими светлыми пространствами — обитель счастливой семьи. Для детей здесь построены курятник и кроличьи домики. Самым счастливым днем в жизни Хубен считает празднование своего 50-летия: семья и близкие друзья провели целый день в «Монтевидео», построенном по ее проекту.

Фото 1. Жилой дом «Монтевидео» в Роттердаме (2006), самое высокое здание в Голландии (152,3 м).

Фото 2. Библиотека Технического университета в Дельфте (1998).

Фото 3. Дом Франсины под Роттердамом.

Фото 4. FiftyTwoDegrees, международный бизнес-центр в Ниймегене (Голландия, 2005—2008), проект Франсины Хубен (Mecanoo).