Удачный расклад

Ровно 50 лет назад Ренато Бизацца из города Виченца под Венецией решил возродить античную технологию производства смальты. Благодаря его усилиям стеклянная мозаика превратилась в самый модный материал нового тысячелетия.

Всякий, кто производит мозаику, замахивается на вечность. Такое уж свойство у этого материала. Несколько десятилетий и даже несколько веков для него не срок. Но самое удивительное в мозаике не долговечность, а способность возвращаться из забвения, снова и снова удивляя мир новизной.

Когда в 1956 году на волне экономического бума в Италии Ренато Бизацца открыл свое производство смальты, он начал с того, что расширил ее цветовую палитру и попытался адаптировать античные образы к нынешней жизни, перенеся меандры, гирлянды, пальметты и маскароны в дома своих современников. Однако феномен компании Bisazza не в том, что она напомнила нам о неземной мозаичной лазури под куполами раннехристианских церквей в Равенне. И не в обилии слепящего глаза золота. Bisazza — не единственная фабрика, возродившая старинные технологии. Свою славу она заработала на экспериментах с ними.

Мир мозаики
Мир мозаики

В 80-е годы на фабрику пришел сын Ренато — Пьеро, который решил окончательно стряхнуть со стеклянной мозаики пыль традиции, сохранив при этом все самое ценное, чем богата ее история. Арт-директором компании он сделал Алессандро Мендини — одного из самых радикальных дизайнеров того времени. С этого момента началась новая эра Bisazza. Имидж компании стал не просто авангардным, но скандальным.

Следующим прорывом в истории Bisazza можно считать 2000 год. Компания наняла известного своими экстравагантными выходками архитектора Фабио Новембре и поставила перед ним задачу: заставить мир говорить о Bisazza. Пылкий итальянец взялся за дело ретиво. За несколько лет во всех модных столицах мира появились удивительные торговые точки. К их витринам надолго прилипали прохожие, не в силах отвести взгляд от гигантских золотых масок и вздымающихся к потолку мозаичных волн. Новые шоу-румы Bisazza в Берлине и Нью-Йорке настолько выбивались из привычного ряда, что поначалу даже голова кружилась. Не успели все привыкнуть к упражнениям Новембре, как компания призвала ему на подмогу еще одного оригинала — Марселя Вандерса. Тот придумал неслыханное: заставил мозаику двигаться! Он выложил ею автомобиль. Причем не бутафорский. На нем вполне можно ездить. Правда, недалеко — до первого гаишника. Mini Cooper, сплошь оклеенный мелкими тессерами, чисто теоретически способными отскочить прямо в глаз пешеходу, увы, не смог бы пройти техосмотр ни в одной стране мира. Так что пришлось неординарному транспортному средству довольствоваться ролью арт-объекта. Впрочем, Bisazza всегда отказывалась признавать границы между искусством и индустрией. Скамейки и стулья из мозаики Альдо Чибика стоят во многих музеях дизайна. Алессандро Мендини возводил для Bisazza скульптуры на площадях Генуи и Парижа, а Карло Даль Бьянко пустил в серийное производство панно с исполинскими цветами. Дальше — больше. Bisazza подвергла сомнению основу основ — законы физики, сделав мягким то, что по природе своей должно быть твердым. Имеются в виду мозаичные шезлонги от Юргена Майера. Хотя, если вдуматься, эти эффекты в природе мозаики тоже заложены. Она ведь создает иллюзии. Теперь — не только оптические, но и тактильные.

Но это еще не все. Bisazza стала первой мозаичной фабрикой, доверившей женщине (знаменитой Паоле Навоне) работу с этим традиционно мужским материалом. Дру-гая амазонка, Патрисия Уркиола, тоже не отстает. Созданный ею мегаконструктор способен заменить стены...

Что дальше? Посмотрим. Самое интересное всегда впереди. Компании Bisazza исполнилось всего полвека. А это, как уже было сказано ранее, для мозаики — детский возраст.

Дмитрий Чернов

Далее вы найдете варианты практичных причесок на каждый день