Несъемочная площадка

В одну телегу впрячь не можно...

Еще как можно! Достаточно одного взгляда на этот дом, чтобы понять: каждый получил именно то, что хотел. Во многом благодаря архитектурным данным дома: здесь так много света и воздуха, что ощущение простора и лаконичности не пропало даже после того, как в интерьере поселилась столь любимая Энди мебель 60-х годов с чувственными обтекаемыми формами.

Впрочем, покупных вещей здесь немного. Супруги решили, что лучший способ покончить с противоречиями — сделать предметы интерьера по собственным эскизам. Совместное творчество помогло им найти общий язык лучше любого психоаналитика. В результате собственное «лицо» обрел не только дом, но и флигель — придуманные Коти и Энди округлый стеллаж, комод и письменный стол позволили упорядочить стилистический хаос.

  • Стену флигеля украшают фотообои с изображением осеннего леса. Этот привычный для нас сюжет в Аргентине воспринимается как настоящая экзотика. Картину дополняет круглый ковер от Ванины Мизраи, выдержанный в теплой гамме.
  • Дизайн кожаных диванов разработан хозяйкой дома. Они дополнены подушками с оптическими узорами. Благодаря этой маленькой хитрости диваны прекрасно смотрятся в соседстве с креслами Orange Slice, спроектированными Пьером Паулином для марки Artifort, и «головокружительным» ковром аргентинского дизайнера Ванины Мизраи. На стене — картина Пабло Лозано.
  • Коти работает в этой маленькой студии, которая расположена во флигеле. Комод и стеллаж изготовлены на заказ. Белые кожаные кресла Энди отыскал на антикварном развале. Овальный столик, купленный Коти на блошином рынке, освежили яркие принты на столешнице. На стене — творение местного художника.

Мелочи жизни

«Беспорядок меня не смущает, ведь он свидетельствует о том, что дом обитаем и по-настоящему любим».

На этом можно было бы поставить точку, но хозяева решили, что в доме все еще не хватает уюта. И тогда они вспомнили о многочисленных сувенирах, привезенных из поездок по Японии и Китаю. «Раньше я никогда не могла понять, зачем люди наполняют свои интерьеры безделушками, но в нашем случае без них было не обойтись. Дом выглядел безупречно и... безжизненно. Нам захотелось нарушить царивший в нем идеальный порядок», — вспоминает Коти. Так на стенах появились китайские постеры, а на книжных полках — коллекция японских игрушек и роботов. Теперь Энди с гордостью демонстрирует свои сокровища гостям: «Все, что вы видите здесь, — сувениры, книги, музыкальные диски — не просто элемент декора. Это часть нашей жизни. Беспорядок меня не смущает, ведь он свидетельствует о том, что дом обитаем и по-настоящему любим». Согласитесь, это отличная фраза для финального кадра. Цель достигнута. А значит: «Стоп, снято!»

  • В просторной столовой супруги любят принимать гостей. Вокруг стола с мраморной столешницей — стулья Series 7 Butterfly, спроектированные Арне Якобсеном, от Fritz Hansen. Полы во всем доме выложены светло-серым терраццо
  • Огромные окна (их высота — шесть метров!) поразили Энди и Коти с первого взгляда. «Обилие стекла создает поразительный эффект, — говорит Коти, — ведь растительность в саду воспринимается как часть интерьера».
  • Простая мебель и монохромная гамма создают в спальне атмосферу безмятежного покоя. На окнах — римские шторы из натурального льна. Низкая кровать с невероятно мягким матрасом сделана по эскизам Коти Ларгуа.

Текст: Зиа Мэттокс (Zia Mattocks) Фото: Натали Крэг (Nathalie Krag)/Taverne