Шоу начинается!

Если бы Мартин Уоллер в свое время не занялся интерьером, он бы непременно стал звездой КВН. Наша попытка серьезно поговорить с ним о судьбах дизайна вылилась в обсуждение заслуг Юрия Гагарина перед искусством и подбор команды для игры в поло на слонах.

Подготовка к открытию московского шоу-рума Andrew Martin шла полным ходом: рабочие таскали с места на место африканские барабаны и портреты Гагарина, а главный дизайнер компании Мартин Уоллер стирал тряпкой пыль со стеклянного столика.

Лучшие дизайнеры интерьера
Лучшие дизайнеры интерьера
Мартин Уоллер — британский дизайнер. В начале своей карьеры участвовал в создании декораций к двум фильмам Бондианы: «Живые огни» и «Вид на убийство». В 1978 году основал компанию Andrew Martin, назвав ее в честь самого себя и своего тогдашнего бизнес-партнера Эндрю Гиллспая. Первоначально фирма производила только ткани для интерьера, теперь выпускает также мебель и аксессуары. Ежегодно компания присуждает премию за лучший интерьер — Andrew Martin Interior Designer of the Year. Газета The Times назвала эту награду «Оскаром» в мире дизайна». Лучшие проекты конкурсантов печатаются в сборнике Andrew Martin Interior Design Review. С недавних пор в нем появились и русские интерьеры. Andrew Martin имеет шоу-румы в 52 странах мира. В мае открылся его шоу-рум в Петербурге, в октябре — в Москве.

Мартин Уоллер: Здравствуйте! Я — уборщик.

Elle Декор: А у Вас тут весело!Спасибо, мы стараемся. Понимаете, хороший магазин — это аттракцион, приключение! Ведь конкурировать приходится не только с теми местами, где люди что-то покупают, но и с теми, где они развлекаются. Я считаю — поход в Andrew Martin должен стать чем-то вроде похода в кино или на футбол.

Как бы Вы определили свой стиль?Мои интерьеры похожи друг на друга не больше, чем дети одних родителей. То есть, они очень разные, но вы всегда можете заметить в них фамильные черты. Что еще... Пожалуй, мой стиль — маскулинный и всегда строится вокруг каких-то артефактов, осколков прежних времен. Например, в Лондоне у меня есть невероятная коллекция автографов — там собраны росчерки всех, кого только можно себе представить, — от Екатерины Великой до The Beatles и Элвиса Пресли. Вообще, мои шоу-румы — это места странного сближения культур. Здесь смешано все со всем: статуэтки Будды из Лаоса и винтажный настольный футбол, портреты Одри Хэпберн и ритуальные обрядовые маски из Мали...

Мартин уоллер
Мартин уоллер

Фото 1. Комод Hendrix Chest of Drawers, на нем декоративный объект Armillary Chrome. Кресло Ball, дизайн Ээро Аарнио: компания Andrew Martin перевыпустила этот культовый объект 1966 года ограниченной серией. На заднем плане консоль Hendrix Desk.

Фото 2. Последний выпуск Andrew Martin Interior Design Review — ежегодного сборника лучших интерьеров мира, отобранных под личным контролем Мартина Уоллера.

Фото 3. Столик Chrome Log Side Table, подушки обтянуты тканями Adam и Eva из коллекции Porno.

Фото 4. Стул Brunswick, кожа Ka pow из коллекции Pop.

Вы уже побывали в Москве и Петербурге. Какие у Вас впечатления от России?Меня потряс Петербург. Это безумно красивый город. И к истории здесь относятся уважительно. В Китае, например, в этом смысле дело обстоит ужасно — разрушено абсолютно все. В журналах для туристов вам предлагают посетить традиционную китайскую деревню, а в конце предупреждают: «Торопитесь! В ноябре она будет снесена…» Впечатление от страны нельзя отделить от того, что происходит в ее политике и экономике. В этом смысле Россия полна энергии, здесь ощущается мощное движение, интерес ко всему новому. Так же было в Испании после падения режима Франко и в Южной Африке после апартеида. У людей сразу проснулся интерес к дизайну — потому что слишком долго ничего не менялось. В этом смысле Россия очень радует. Люди хотят идти вперед. В результате на свет иногда появляются прямо-таки экстремальные проекты.

Вы хотите сказать, пугающие?Что в дизайне может испугать? Стоящее выживет, остальное нет. Чего тут бояться!

У Вас есть табу? То, что Вы никогда не станете использовать в своих проектах?Никогда не говори никогда. Особенно там, где дело касается вкуса. Тут не бывает абсолютных истин. Каждая эпоха имеет своих фаворитов, они уходят, но потом возвращаются. Меня в последнее время очень интересует пластик — это свежий и веселый материал, который десятилетями пребывал в забвении после своего звездного часа в 60—70-е годы. А еще советская эпоха. Хотя вы вряд ли по ней сильно тоскуете. Но на Западе очень силен интерес к соцреализму — живописи, скульптуре, маркам, статуэткам, открыткам того времени. Я, к примеру, долго собирал все, что связано с Юрием Гагариным: фотографии, газетные вырезки, модели самолетов. Вы можете увидеть все это в московском шоу-руме. Там есть специальная комната: Gagarin room.

Почему именно Гагарин?Меня всегда восхищали исследователи, путешественники... Я даже своего сына назвал в честь Мунго Парка. Был такой путешественник в XVIII веке, он первым из европейцев посетил Тимбукту. Я, кстати, в этом Тимбукту тоже бывал! Когда-то это был самый цветущий город в Африке, с дворцами, храмами, университетами и т. д., а сейчас — пыльный городишко посреди пустыни.

Как Вы относитесь к моде?Чем старше я становлюсь, тем меньше ею интересуюсь. Что можно сказать о современности? Темп жизни очень ускорился. Но если мы сравним нынешнее время с шестидесятыми, когда человек вышел в космос, был совершен технический прорыв, дизайнерская революция, то наше время покажется очень спокойным. Из глобальных изобретений — разве что Интернет... Когда человек ступил на Луну, все мы на миг поверили, что скоро будем питаться едой из тюбиков и разгуливать по улицам в скафандрах. Но сегодня многие опять хотят выглядеть как Одри Хэпберн или Кэри Грант.

Что в проекте самое важное?Чтобы он был реализован. Идея много теряет, если она осталась на бумаге. На мой взгляд, высшее достижение дизайнера — воплотить замысел в реальность.

Фото 1. Кушетка Keats Day Bed, столик Chrome Log Coffee Table, лампа Wheel Lamp.

Фото 2. Стулья Brunswick, ткань из коллекции Revolution.

Фото 3. Консоль Hendrix Desk, лампа Mars Desk Light, стул Saturn Acrylic Chair, комод Zebrano Chest of Drawers, кресло Wisconsin, ткань Agnes из коллекции Marple, табурет Bruno Chrome Stool, декоративный телескоп.

Как выглядит Ваш собственный дом?Дом, где ты живешь с семьей, — это всегда компромисс. В моем жилище в Лондоне много старых вещей — антиквариат, египетские маски, текстиль. Этот дом, как разношенная старая одежда, — чем дальше, тем удобнее хозяину, то есть мне. Но мои агенты все время говорят мне, что интерьер надо обновлять — его слишком часто хотят фотографировать журналы.

Как Вы относитесь к критике?Я — настоящий счастливчик: никогда особенно не подвергался нападкам. Тем более что теперь я сам выступаю в роли критика: в 1996 году я учредил премию Interior Designer of the Year Award, чтобы превратить дизайнеров интерьеров в звезд — они в этом смысле гораздо менее раскручены, чем модельеры! Так что я оказался по другую сторону забора.

Вопрос, от которого трудно удержаться: Ваш секрет успеха?Быть счастливым. Но счастье невозможно просчитать. Вы приходите на вечеринку, случайно встречаете человека, а через год у вас двое детей, и следующие 50 лет вы вместе! Жизнь похожа на японский ресторан, где все блюда плывут мимо вас по транспортеру, и всегда есть шанс взять то или попробовать это. Надо использовать этот шанс!

Ваши планы на ближайшее будущее?Сейчас я серьезно размышляю над тем, кого позвать в команду для игры в поло на слонах. Крайне увлекательное занятие! Вы, кстати, никогда не пробовали?

Адреса и телефоны шоу-румов Andrew Martin:

  • в Москве — Б. Грузинская ул., 42;
  • в Санкт-Петербурге — Каменноостровский пр-т, 24, т. (812) 331 5017.

Интервью: Надежда Маркова, Екатерина Вагнер