Из грязи в князи

Всего 150 лет назад кухня была подсобным помещением, в котором день-деньской стоял дым коромыслом. Печь — в одном углу, раковина — в другом, буфет — в третьем. Чтобы приготовить самое простое блюдо, кухаркам порой приходилось пробегать многие километры. Разумеется, в один прекрасный день женщины сказали «нет!».

1843

История кухни
История кухни

Идея принципиально нового обустройства кухни принадлежит решительной американской даме Катарине Бичер, прославившейся своими самоучителями по домоводству. Уверовав в то, что грядут времена, когда кухарок и горничных не будет вовсе, в 1843 году она выпускает книгу «Дом американской женщины», в которой описывает маленькую, компактную, заполненную шкафчиками и ящичками кухню.

Эта кухня, «срисованная» с пароходных камбузов (Бичер часто плавала по Миссисипи), и стала прообразом «идеальной» типовой кухни, на которой легко может управиться один человек. Кстати, соавтором дополненного издания 1869 года стала родная сестра Катарины, писательница Гарриет Бичер-Стоу, автор хрестоматийной «Хижины дяди Тома», известная своей непримиримостью по отношению к рабству. Кухонному в том числе.

1913

В Ladies’ Home Journal появляется колонка Кристин Фредерик, посвященная рационализации домашнего хозяйства. Помимо рекомендаций по быстрому и качественному мытью посуды и чистке фасоли, она много пишет о планировке кухни. И это не просто теории: миссис Фредерик (она просит называть ее только так) организует целую лабораторию на Лонг-Айленде, где изучает перемещения хозяек по кухне с помощью нитяного длинномера (к ноге испытуемых привязывается нить, длина которой измеряется в конце дня или одного рабочего процесса). В результате миссис Фредерик доказывает, что при более продуманной планировке кухни и делении ее на зоны: готовка, мытье, хранение, — хозяйка может сэкономить чуть ли не полкилометра шагов в день. В 1920 году Фредерик пишет книгу «Инженерия домашнего хозяйства», которая быстро превращается в бестселлер.

1920-е

К усовершенствованию кухни подключается Лилиан Гилберт — одна из самых незаурядных женщин в истории Америки. Мать 12(!) детей, она одновременно является талантливым инженером (автором множества патентов), индустриальным психологом и одним из зачинателей научного менеджмента и эргономики. Чтобы при такой нагрузке не погрязнуть в рутине, Гилберт всерьез занимается эргономикой кухни: опрашивает около 400 домохозяек и зарисовывает перемещения по кухне своего многочисленного семейства, чтобы с секундомером и линейкой в руках вычислить оптимальное расположение кухонной мебели, ее форму и размеры. Результат — образцы «практичной кухни», созданные Гилберт в соответствии с ею же разработанными законами эргономики. О том, с каким вниманием Лилиан Гилберт относится к экономии усилий на кухне, говорят ее изобретения: мусорное ведро с педалью, полки на дверце холодильника, электрический миксер. Меньше движений, больше достижений!

1926

Все наработанные идеи и теории наконец вылились в первый типовой проект функциональной встроенной кухни. Этот проект архитектора Маргареты Шуте-Лихоцки получил название «франкфуртская кухня», поскольку в обязательном порядке был установлен в десяти тысячах квартир Франкфурта. Сразу несколько витающих в воздухе, но так и не реализованных идей нашли воплощение в этой миниатюрной (1,87 х 3,44 м) кухне. Вся необходимая мебель и оборудование (плита, мойка, рабочий стол, шкафы) расположены компактно и имеют одинаковую высоту, что позволяет организовать работу более рационально. Вместо ножек мебель поставлена на специальный цоколь — это устойчиво и гигиенично. Привычный буфет поделен пополам: на нижний шкаф-стол и верхний навесной шкаф. Даже цвет кухни — бежево-серая кафельная плитка и синие деревянные модули — подчиняется необходимости. Маргарет где-то слышала, что эти цвета отпугивают мух. В общем, на такой кухне женщина может наконец почувствовать себя «инженером домашнего хозяйства», а не просто кухаркой.

1930-е

Чтобы привыкнуть к чему-то новому, всегда требуется время. Только в 1930-х годах на смену отдельностоящим шкафам и горкам окончательно приходят кухонные модули.

Каталоги пестрят обилием различных вариаций — кухни от пола до потолка, кухни, обустроенные вокруг раковины, кухни со множеством выдвижных ящичков и дверок, накрытые общей деревянной столешницей, иногда отделанной плиткой. Такие гарнитуры получают название «шведская кухня», теперь только они и в моде. Серванты и горки отправляются на чердак!

1950-е

На кухнях опять революция: появляются новые материалы. Сначала в Италии, а затем и по всей Европе кухни становятся все более пестрыми.

Старое доброе покрытое лаком дерево считается уделом консерваторов, на смену ему приходит пластик, нержавеющая сталь, анодированный алюминий, резина. Износостойкие, гигиеничные, яркие и футуристичные — эти материалы стремительно заполняют интерьеры. После успешных проб на кухне, которая в эти годы становится настоящей лабораторией дизайна, они занимают достойное место во всем доме. Не отстает от них и бытовая техника: стальная и разноцветная, она превращается в украшение кухни.

1960

Эра освоения космоса в 1960-х годах приводит к массовому увлечению всем одноразовым (одноразовая посуда — это особый шик), а появление мощных морозильных камер — к распространению полуфабрикатов. Готовить теперь можно намного реже, а убирать после вечеринок — гораздо проще. Процесс приготовления пищи из утомительной обязанности переходит в разряд приятного хобби или творческой деятельности. Так считают не только женщины, но и мужчины, что не может не сказаться на статусе кухни, который стремительно растет, привлекая к работе с кухонной мебелью все больше дизайнеров. Кухню заполоняют новые бытовые приборы — чем их больше, тем престижнее.

1969

Сразу две новости. По традиции сначала хорошая: появился запатентованный компанией DuPont искусственный камень Сorian, из которого можно делать бесшовные поверхности любых размеров. Очень скоро кориан станет излюбленным материалом для кухонных столешниц, позволяя создавать самые разные комбинации, которые смотрятся как единое целое. Вторая новость кому-то покажется досадным ограничением: Европейский комитет ввел, наконец, общие стандарты для кухонных модулей: высота нижних шкафов — 85 см, глубина — 60 см, глубина навесного шкафа — 35 см и т. д. Теперь дизайнерам предлагается экспериментировать в основном с материалами, цветом и формой, не изменяя основных габаритов. Но это останавливает не всех. К примеру, Луиджи Коллани как раз в это время делает для марки Poggenpohl концептуальную кухню-шар Experiment 70.

1980

Как это часто бывает, не слишком примечательное событие повлекло за собой массу последствий. Усовершенствование конструкции вытяжки в 1980-х приводит к полному переосмыслению места кухни в доме. Теперь с мощными вытяжками можно не отгораживать кухню от прочих помещений. Очень скоро становится популярной планировка «студио» с открытым пространством, объединяющим кухню, гостиную и столовую. Кухня теперь на виду. Это тут же находит отклик у лучших архитекторов и дизайнеров: мебельные компании начинают выпускать одну прорывную модель за другой. Теперь кухня — не просто полноценное помещение в доме, но и в настоящий объект престижа.

1990

Повальное увлечение минимализмом накладывает свой отпечаток и на облик кухонной мебели: все лишнее (пусть и нужное), но способное нарушить гармонию и чистоту общего облика, тщательно прячется за дверцами и раздвижными панелями. Со скрытыми атрибутами (плитой, техникой) кухня порой перестает выглядеть кухней и превращается в некий абстрактный арт-объект.

2000+

Сегодня кухня по-прежнему является главной лабораторией дизайна, где испытываются новые технологии и материалы. Пока не ясно, останется ли она встроенной и подчиненной стандартам или в моду войдет нечто обтекаемое и бесформенное. Главное — другое. Полтора столетия борьбы не пропали даром. Можно с уверенностью сказать: кухонного рабства больше нет! И дизайн в этом сыграл не последнюю роль.

Марина Гришина