Фото

Игорь Верник: «Сын живет на два дома – то у меня, то у мамы»

«Сейчас Гриша занимается музыкой. Но его отношения с ней – пока не страстный сногсшибательный роман. Хорошо хотя бы, что сейчас он уже играет на рояле с удовольствием, не из-под палки. А ведь были моменты, когда сын на кухне головой бился о шкаф со словами: «Ненавижу эту музыку!» И по щекам у него текли градины. Я даже не знал, что слезы могут быть такими большими. Сердце мое разрывалось от боли. Но я понимал, что уступать нельзя: если уступлю, это будет его поражение, а не мое. И еще тогда бы Гриша решил, что жалостью в жизни можно чего-то достигнуть. Меня, например, мама в детстве заставляла за каждое невыполненное музыкальное упражнение перекладывать на полу спички по десять раз. Но сейчас я благодарен родителям за то, что в моей жизни есть музыка, что я пишу песни и пою.

Недавно я Грише подарил гитару со словами: «Не всегда там, где ты окажешься наедине с девушкой, будет под рукой рояль, а вот гитара может быть». Показал пару аккордов, сын их сразу же освоил и по-новому взглянул на песни, которые исполняют любимые группы. Теперь он им может даже подыграть. Конечно, сейчас гитара не имеет того влияния, как раньше. Можно включить какой-нибудь гаджет и сыграть любую мелодию. Посмотрим, захочет ли Гриша играть на гитаре.

А вот танцами сын увлекается всерьез. От брейк-данса кайфует. С того момента, как затанцевал, сын изменился внешне. До этого был такой полненький, непонятно в кого. На меня-то в детстве взрослые смотрели с жалостью, старались всегда чем-нибудь накормить. А Гриша вытянулся, когда пошел на танцы, у него появились мускулатура и кубики пресса. К сожалению, сейчас он забросил регулярные занятия. Во-первых, в школе появилось много новых, сложных для Гриши предметов, а во-вторых, брейк-данс он освоил полностью и теперь хочет сменить направление – перейти, скажем, на хип-хоп. Мы это обсуждаем».