Интерьер дома Маши Цигаль

Модельер Маша Цигаль — одна из самых ярких фигур российской фэшн-тусовки. Как и ее квартира, которую хозяйка оформила вместе с дизайнером Ариадной Шмандуровой.

Маша цигаль
Маша цигаль

Elle Декор: Давно не видела ничего подобного! Удивительно, насколько органично ты вписываешься в свой интерьер. Нечасто можно наблюдать такое единство внешнего и внутреннего мира! Кстати, как раз сегодня перечитывала одно твое интервью. Там была интересная фраза: «Мне всегда нравилось все девичье: принцессы, ангелята и феи. Моими любимыми дизайнерами с детства были Жан-Поль Готье и Вивьен Вествуд. И никаких Chanel». Это многое объясняет...

Маша Цигаль: Ничего это не объясняет. Со времен того интервью многое изменилось. Я полюбила Chanel и стала гораздо спокойнее относиться к Готье и Вествуд.

И все же нежно-розовая квартира очень тебе идет. Однако напрашивается вопрос: как здесь чувствуют себя твои мужчины — сын Сеня и особенно муж Никита?

А как он должен себя чувствовать?

Согласись, не так уж много мужчин, которым нравится жить в розовом цвете.

Не случайно мой муж — Никита Нагибин. У нас много общего: дом, вкусы, интересы. Мы с Никитой вместе выбирали краски, расписывали стены в детской, искали мебель... Споры у нас возникали лишь дважды. Первый — во время обсуждения планировки гостиной с круглыми стенами, которые наш дизайнер Ариадна нарисовала в ответ на скругленную стену дома. Никита считал, что круги съедают много полезной площади, но потом согласился, что так квартира будет выглядеть интереснее. Второй спор возник при покупке полукруглого дивана IPE Cavalli. Он идеально вписывается в концепцию овальной гостиной, но на нем не очень удобно валяться и смотреть телек. Думаем решить эту проблему, докупив красивых напольных подушек.

То есть ты не согласна с тем, что квартира получилась очень «девичьей»?

Я так не думаю. «Девичья» — это когда много всяких виньеток, маленьких розочек, амурчиков позолоченных и т.д. Здесь ничего такого нет. На мой взгляд, гораздо более «девичьими» выглядят ампирно-барочные квартиры наших олигархов. В них можно адекватно себя чувствовать, только если все оденутся в венецианские карнавальные костюмы.

Раз в полгода ты выпускаешь новую коллекцию одежды. Не возникает желания с той же частотой обновлять интерьер?

Нет. Во-первых, я им довольна. Этот интерьер гармонирует с моим внутренним миром. Не случайно, к примеру, в нем возникла овальная гостиная и мебель мягких обтекаемых форм. В жизни я всегда стремлюсь избегать острых углов. А во-вторых, тот, кто хоть раз пережил ремонт, вряд ли захочет пройти это испытание еще раз в ближайшем будущем (за исключением тех людей, для кого ремонт — профессия).

Научи, как пережить ремонт. У тебя есть какие-то рецепты?

Никаких. Ремонт — это абсолютно спонтанная, бесконтрольная история. К тому же сначала нам очень не повезло со строителями. Потом, правда, им на смену пришли настоящие профи: сами — в нарядных спецовках, стены и пол — в пленке, прямо как в кино. С ними дело сразу пошло на лад.

Какая комната тебе больше всего нравится?

Мне все нравятся. Но особенно — ванная. Это мой личный спа-салон, в котором всегда благоухают ароматы, играет приятная музыка и горят свечи. Кстати, сама ванна по размеру больше похожа на мини-бассейн, куда одновременно может забраться вся семья. Благодаря чему Сеня чуть ли не с первых дней научился плавать.

А как, кстати, вы ее изготовили? На месте отливали или на заводе заказывали?

Это вы лучше у дизайнера спросите.

Спросим.

Ариадна Шмандурова: Чашу отлили из бетона (прямо на месте) и затем декорировали мозаикой. Плиткой, кстати, здесь облицованы абсолютно все поверхности. Небольшие помещения я люблю оформлять «на одном приеме», иначе они получаются дробными.

Каково работать с заказчицей-подругой?

С одной стороны — прекрасно. Я лучше чем кто-либо другой знала, что ей нравится. Например то, что самое значимое пространство для Маши — ванная комната, она для нее гораздо важнее кухни. Или то, что Маша и дня не может прожить в белых стенах. Ее комфортная среда обитания — это жизнерадостные насыщенные цвета. В этом отношении наши вкусы совпадали. Последние несколько лет я увлечена ярким дизайном 1960-х. До квартиры я сделала несколько проектов в этом стиле. Одно «но». Еще до начала работ я предупредила Машу, что ремонт — это стресс, и что конфликты неизбежны. Так, кстати, оно и случилось. Несколько раз мы были на грани ссоры. Но, к счастью, все закончилось хорошо.