Эксклюзив

Ирина Турчинская: первой в свой дом запустила рыбу

Тренер проекта «Взвешенные люди» на СТС перебралась из большого дома, а потом из квартиры в новостройке в уютную «сталинку», потому что поняла: для счастья им с дочкой Ксенией не нужно большое пространство.

Фото: Сергей Джевахашвили

— В первой двушке, где я делала ремонт, был голубой коридор, желтая детская, оранжевая кухня, то есть полный хаос. Но мне тогда казалось, что я, как дизайнер, сработала на пятерку. Потом мы переехали за город, построили большой дом в экоэтностиле. Из каждой поездки мы с Володей (Владимир Турчинский, спортсмен и телеведущий, муж Ирины, ушел из жизни в 2009 году. — Прим. «Антенны») привозили какой-то предмет интерьера – слона из Таиланда, жирафа из Аргентины в ручной клади тащили. Помню, как возвращаешься, ставишь очередного зверя и думаешь: «Ох, красота!» И такой винегрет в результате! У Ксюши в туалете было панно из туканов, его выкладывали шесть недель. В нашей ванной – огромная разворачивающаяся ракушка из мозаики. А еще был муравьед из цельного куска дерева… Когда у тебя нет огромного пространства, ты к нему стремишься. Но я вот вскоре стала понимать, что большая часть этого с любовью сделанного дома не участвует в моей жизни, как и я в его. Просто был период семьи с большим количеством друзей, постоянным движением, а потом наступило время жизни городской. Москва и для меня, и для дочки функциональна, она связана с учебой, с работой.

Вадим Такменев: «Лена – идеальная жена»
Подробнее

Стены без ссор

Фото: Сергей Джевахашвили

— Сначала мы переехали в новостройку, где стены можно было ломать как душе угодно. Мы соединили коридор, холл и большую комнату, и получилось буквально футбольное поле. Уже потом поняла: это был совершенно непонятный и ненужный шаг. Квартиру решила сделать полностью белой. И знаете, что первое в нее купила? Принадлежности для ванны. Увидела в магазине дозатор для жидкого мыла нереального брусничного цвета и схватила весь набор. Показала вечером подруге-дизайнеру, она сказала: «Ира, я не встречала человека, который начинает ремонт с ершика для туалета». Пожила я в этой белой «больничке» где-то год и решила, что следующее мое пространство должно быть совершенно другим – квартирой с корнями.

Выбор пал на сталинский дом, построенный в конце 50-х годов. Квартиры здесь давали работникам академии наук. Я отсмотрела множество вариантов и спрашивала у риелтора: «Что должно случиться, чтоб я поняла: это жилье мое?» Она отвечала: «Что происходит, когда влюбляешься? Тебя торкает». И когда зашла в эту квартиру, то влюбилась, другого слова и не подберешь. Увидела балкон, окно от пола до потолка, почти сразу нарисовалась картина, что летом здесь будут цветы, а зимой посиделки с пледом.

Сразу поняла, что в гостиной поставлю камин, на пол положу паркет, потому что он из той эпохи, на стенах пусть будут обои – и никакого барокко, бахромы, бисера и мозаики. Как только закончился ремонт и рабочие отдали мне ключи, я приехала сюда вечером, села на то место, где сейчас стоит диван, зажгла камин и поняла, что я – совершенно счастливый человек. Больше ничего не надо. Огонь, пол, стена и ощущение, что ты сделала все так, как нравится тебе. Каждый сантиметр используется, он для чего-то нужен. Огромное количество людей, которые бывают у меня дома, искренне говорят: «Ой, как же здорово, как уютно». Квартира маленькая и при этом дарит огромное количество положительных эмоций. Я ее люблю, всю знаю от угла до угла. Мне кажется, что люди, которые жили здесь ранее, не умели кричать, в этих стенах нет ни одной ссоры, ни одной дрязги.

Николай Расторгуев: «Дом строила жена, я молча наблюдал»
Подробнее
Фото: Сергей Джевахашвили

— Если рассуждать эзотерически, предшествовал этой квартире интересный знак. Собираясь на сделку по покупке, где мы с владельцем должны были впервые увидеться, я, как и все девочки перед важным мероприятием, стала наряжаться. Решила, надену-ка черную юбку, красный свитер и высокие сапоги. Прихожу на встречу, а продавец – девушка моего телосложения, тоже с короткими волосами, только блондинка, в красном свитере, черной юбке, черных высоких сапогах. И это все одинаковых фасонов! Все на нас смотрят и понимают, что мы как сестры. Она тогда сказала: «Как мне приятно продавать вам квартиру». А как приятно было мне!

Кстати, первой в свой новый дом я пустила рыбу. Прежде чем заказать какие-либо отделочные материалы, поехала присмотреться, что происходит на рынке. Захожу в салон, где продаются люстры, вижу фигурку рыбы и понимаю, что она должна жить у меня. Не знаю чем, но она меня просто потрясла. Говорю: «Продайте». Мне отвечают: «Это не товар, а предмет интерьера». Оказалось, что рыба принадлежит хозяйке магазина. Позвонили владелице, я сказала, что позже куплю у нее все лампы. Продали рыбу, а я ничего больше не приобрела. Но самое интересное началось потом. Года через полтора иду со своим приятелем-дизайнером на мероприятие. Он знакомит меня с коллегами, в том числе и с дизайнером Марией. Я рассказываю ей про свою квартиру, сообщаю, что мне нужны светильники, договариваемся, что пришлю фотографии интерьеров. Сделала снимки, отправляю кадр с камином, на котором стоит рыба. Мария перезванивает и говорит: «Так это вы та сумасшедшая девушка, которая у меня с рабочего стола забрала рыбу!» Причем она ее очень любила и отдавала, предполагая, что потом к ней вернется потенциальный клиент. И я, получается, вернулась.