Эксперт

Марат Ка: «Красота часто рождается из мусора»

Абажур из костей, столик со свалки, лампа из целлофана... Декоратор, ведущий мастер-классов проекта «Фазенда» умеет создавать необычное из простого.

Фото: Сергей Джевахашвили

Рождаются вещи в галерее интерьеров недалеко от метро «Серпуховская». «Мы переехали сюда в январе этого года, – рассказал Марат Ка. – В прежнем месте «прожили» 16 лет. Теперь там ресторан, а раньше располагалось меховое ателье. К нам постоянно заходили тетеньки и спрашивали: «А где тут шубы перешивают?» Перебрались, когда стало невозможно парковаться в центре. Студия отгорожена от мебельных салонов по соседству занавесом. Я его раскрываю, чтобы все видели, как у нас красиво. Но посетители заходят редко. Боятся. Это как красивые девушки не могут найти бойфренда, потому что мужчины их остерегаются. Так и в красивый интерьер, красивый ресторан тоже боятся зайти. Таков наш менталитет. Боятся, когда слишком. Недорого – это как раз про нас. Боятся ярких индивидуальных вещей, предметов, одежды.

— Для того чтобы сделать основание лампы в виде замороженного льда, я долго экспериментировал. Использовал стекло, битые зеркала, шарики, наконец напихал в основу из стекла целлофановые пакеты, и они дали необходимый эффект. Теперь подобные светильники, по сути, изготовленные из какой-то ерунды, стоят в дорогом ресторане Москвы.

– У меня все лежит строго по папкам и по полочкам. Беспорядок сильно мешает работе. Даже в почте не могу терпеть непрочитанных писем. Читаю и удаляю. Да и дома: встал – и сразу постель заправил.

Фото: Сергей Джевахашвили

— Шторы, с одной стороны, – ирония на лоскутное одеяло или технику пэчворк. Но на это обычно идут дешевые обрезки, а у нас каждый кусок – часть ткани стоимостью от 3 до 5 тысяч евро за квадратный метр. Тут и парча, и венецианские образцы, и французские гобелены из монастыря, и китайские, вышитые вручную. Но никто их специально не покупал. Это все остатки тканей, которые мы использовали для разных интерьеров. А еще шторы являются прикладным инструментом, своего рода навигационной картой цвета. Когда клиенты не могут объяснить, какой оттенок им нравится, находим его на шторах.

Фото: Сергей Джевахашвили

– Абажур из кожи козы, которая определенным образом обработана и называется сафьян. Раньше из него делали часть сапог, бубны, барабаны и абажуры. Сейчас еще и косточки для собак. Как-то дети купили их нашей собачке, а она разгрызла их так, что кости раскрутились в листочки. По составу понял, что они из кожи козы. Возникла идея сделать из них абажур. Размочил косточки, раскрутил полоски и сшил. Кожа высохла и красиво натянулась.

– В премиальных интерьерах, которые я делаю, все рукотворное. Эта консоль предназначалась для дорогого частного интерьера. Любая компания – производитель мебели изготавливает продукцию для среднестатистических квартир и домов. А жилье состоятельных людей большое. И мебель им необходима соответствующих размеров. Консоль выполнена, исходя из этих соображений. Сначала она была цельной. И показалась мне украшательством, не несущим функционала. Следующий вариант я усовершенствовал. Теперь она как нож-трансформер – вся в ящиках. Есть даже выдвижной столик для ноутбука. Было восемь подобных консолей, и все продали.

Фото: Сергей Джевахашвили

– Эти старинные весы предназначались для писем. Вес отправления определял его стоимость.

Фото: Сергей Джевахашвили

– Офтальмологические очки позапрошлого века со сменными линзами. Пользуюсь ими, когда нужно близко рассмотреть поверхность.