В гостях у Софико Шеварднадзе

Как вы выбирали дизайнера интерьера?

Георгий Чаушба – мой друг детства. Я попросила его сделать интерьер, похожий на меня. Он сразу все понял и сделал то, что я хотела. Этого не смог бы выполнить никакой другой, даже самый гениальный, но малознакомый архитектор.

Под подоконником разместился полноценный кухонный блок.
Под подоконником разместился полноценный кухонный блок.
Гостиная объединена с кухней, плита, Ascot. Низкий стол – одновременно журнальный и обеденный. Над пианино «Енисей» висит работа Ираклия Сутидзе.
Гостиная объединена с кухней, плита, Ascot. Низкий стол – одновременно журнальный и обеденный. Над пианино «Енисей» висит работа Ираклия Сутидзе.

Георгий Чаушба, дизайнер интерьера

«Мне сразу понравилась эта квартира: высокие потолки (3,6 м), светлая (6 окон на 76 кв. м), в старом доме (1914 года постройки). Единственный минус — неудобная линейная планировка, но мне удалось ее исправить и даже согласовать в бесконечных инстанциях. Я очень бережно отношусь к старине. Поэтому начал не столько с оформления интерьера, сколько с реставрации. Мы сняли слепки с остатков потолочной лепнины из папье-маше и изготовили такую же из гипса. Обмерили единственный сохранившийся радиатор и по его подобию отлили недостающие, очистили старую кирпичную кладку и наглухо залитые краской латунные решетки вентиляции. По московским меркам квартира небольшая. Так что мне очень пригодился опыт учебы и жизни во Франции. Парижане умеют выжимать максимум из каждого сантиметра – превращать подоконники в диваны, прятать под ними системы хранения, делать из узких технических ниш вместительные шкафы, втискивать гардеробные в такие места, где, казалось бы, и пройти-то нельзя. В этой квартире масса таких фокусов. Это было бы невозможно без встроенной мебели, сделанной по моим эскизам. Вообще, здесь много всего намешано. Слышны отголоски французской, грузинской и русской традиций – всего того, из чего соткана жизнь Софико».

Проект выполнен при участии архитектора Дарьи Румянцевой.