Бетси Джонсон: жизнь в розовом цвете

Американский модельер Бетси Джонсон не делает из вещей культа. Объекты великих дизайнеров ХХ века стали для нее всего лишь подручным материалом, из которого она построила интерьер своей мечты.

Жизнь в розовом цвете
Жизнь в розовом цвете
Бетси джонсон
Бетси джонсон

Бетси Джонсон была знаменитостью еще в те времена, когда нынешние фэшн-звезды, что называется, пешком под стол ходили. Ее карьера считается одной из самых долгих в фэшн-индустрии. Представьте, награду Сoty Award (аналог «Оскара» в мире моды) Бетси получила в далеком 1972 году. Сложно поверить, что эта эффектная блондинка с вызывающим макияжем и ослепительной улыбкой уже отпраздновала свой 65-й день рождения! Кстати, возраст не мешает ей в конце каждого показа ходить по подиуму колесом; этот экстравагантный обычай Бетси завела еще во времена своей бурной молодости.

В детстве Джонсон занималась хореографией. Она вспоминает, что ее одинаково влекли к себе танцы и пышные пачки с розовыми балетками. Второе увлечение оказалось сильнее. В 1964 году она выиграла дизайнерский конкурс журнала Mademoiselle, перебралась в Нью-Йорк и занялась модой профессионально. Тогда же Бетси свела знакомство с Энди Уорхолом и оказалось в самой гуще богемной тусовки. Она одевала участников группы Velvet Underground (и даже несколько месяцев была замужем за одним из ее основателей — Джоном Кейлом). В ее платьях дефилировали Твигги и Верушка. Но главной музой модельера была легендарная Эди Сэджвик, которая стала «лицом» ее бутика, открывшегося в 1969 году в Верхнем Ист-Сайде. Именно в одежде от Джонсон Эди снялась в своем последнем фильме Ciao, Manhattan!

Эпатаж всегда был фирменным приемом Бетси. В 1966 году она устроила настоящий переполох, отправив супермодель Пенелопу Три на прием к писателю Трумэну Капоте в открытом платье, состоящем из четырех полосок ткани, скрепленных тонкими бретелями. А сегодня ее наряды носят самые скандальные личности — Кортни Лав, Кейт Мосс, Пэрис Хилтон. Впрочем, есть среди ее почитательниц и менее одиозные персонажи: Сиенна Миллер, Скарлетт Йоханссон и Хелена Бонэм-Картер. В конце концов, у клиенток Джонсон всегда был выбор — те, кому не по душе откровенные микрошорты из металлизированной ткани, могут подобрать себе трогательное платье, щедро украшенное кружевом и вышивкой.

С именем Джонсон давно и прочно ассоциируется девчачий розовый цвет. Без него не обходится ни одна коллекция марки Betsey Johnson, а вот в нью-йоркской резиденции дизайнера он, как ни странно, появился не так давно. Для того чтобы интерьер обрел свой нынешний облик, хозяйке пришлось изрядно помучиться.

Бетси всегда обожала барахолки, антикварные магазины и гаражные распродажи. Найденные там сокровища она без разбору тащила к себе в квартиру, которая с каждым днем все больше напоминала лавку старьевщика. «Я работала день и ночь, так что времени серьезно заниматься домом у меня просто не было», — говорит Джонсон. В один прекрасный день она обнаружила, что ее жилище превратилось в свалку. Пришлось собрать волю в кулак и заняться наведением порядка. «Я решила, что при моем образе жизни мне больше подойдет простой современный интерьер», — вспоминает дизайнер.

Для начала она перевезла большую часть старой мебели в свой дом Villa Betsey в Мексике. Затем предприняла очередной рейд по антикварным магазинам, где купила несколько культовых дизайнерских объектов середины ХХ века (им предстояло занять освободившееся место). В довершение всего Бетси перекрасила жизнерадостные желтые стены своей квартиры в белый цвет: «Откровенно говоря, я сделала это, абсолютно не задумываясь о последствиях». Однако уже через пару недель она почувствовала, что медленно сходит с ума, — минимализм абсолютно не соответствовал ее яркому темпераменту. Мебель Бетси полностью устраивала, но фон... В квартире явно не хватало жизни: «Мне постоянно нужна эмоциональная подпитка. Именно поэтому я так люблю произведения искусства, старые фотографии и антиквариат». В итоге она снова взялась за кисть и перекрасила стены — на сей раз в розовый цвет. «Вот тогда интерьер заиграл!» — не скрывает своего удовлетворения хозяйка. Потом она дала волю своей необузданной женственности и заполнила квартиру шелковыми розами, хрустальными канделябрами и километрами старинных кружев. «Без кружев здесь царила совсем другая атмосфера», — говорит Бетси, указывая на большие окна с видом на город.

Результат декораторских усилий Бетси выглядит парадоксально. С одной стороны — статуэтки-рюшечки, с другой — мебель великих дизайнеров, которые превозносили функцию и были ярыми противниками украшательства (Не исключено, что Эро Сааринен перевернулся в гробу, когда Бетси перетягивала его кресло Womb тканью безумного розового цвета!) Но хозяйку квартиры это мало волнует. В ее интерпретации даже кухонная мойка превращается в гибрид туалетного столика и алтаря. Потому что избыточный декор для Бетси Джонсон не преступление, а норма жизни.

Р. S. Если вам нравится этот интерьер, но вы не уверены, что готовы жить в таком пространстве изо дня в день, проведите разведку боем. Недавно Бетси Джонсон купила в Мехико старый отель и превратила его в пансион на 8—10 постояльцев. Интерьеры этого заведения оформлены в схожем ключе.