Царская любовь

В 20-е годы продукция бывшего императорского завода была одной из немногих статей экспорта молодой Советской республики. «Буржуины» расхватывали ее, как горячие пирожки. При этом художественный фарфор составлял тогда всего 8—10% от общего производства. Основные мощности завода были загружены выпуском технической керамики: в те годы здесь впервые было получено оптическое стекло. За заслуги перед наукой в 1925 году предприятию присвоили имя гениального русского ученого Ломоносова.

  • Фарфоровая чашка, 1750 г., один из первых опытов Виноградова, пока еще далекий от идеала.
  • Тарелка с супрематическим декором, Н. Суетин.
  • Вазы с пейзажами, подглазурная роспись, Г. Зимин, 1914 г.
  • «Работница, вышивающая красное знамя», Н. Данько, 1921 г.

В начале 30-х прекрасное решено было внед-рять в народ. С этой целью на заводе создали творческую лабораторию под руководством Н. Суетина, ученика Малевича. Он и его команда собрали все лучшее из мирискуснического, реалистического, супрематического и классического фарфора, чтобы преподнести это наследие покупателям в доступной и понятной форме. По-настоящему массовым производство художественного фарфора стало после войны (в годы Второй мировой завод был вынужден временно переключиться на выпуск автомобильных свечей, вставных глаз и зубов). Не обошлось и без штамповок, но вытравить самобытность стиля и традиции мастерства одним махом было невозможно. Впрочем, никто и не пытался это сделать. На заводе по-прежнему трудились лучшие кадры. В 60-е годы XX века здесь разработали рецепт особого костяного фарфора — очень прочного, но тонкого, как яичная скорлупа. Кроме нас, никто в мире такой фарфор не делает.

Даже в советские времена ручеек «высоких фарфоровых традиций» не иссякал, а в наши дни и подавно зафонтанировал с новой силой.

Сегодня, как и в прежние времена, завод не позволяет себе выпускать ничего случайного. Работающие здесь художники Татьяна Афанасьева, Инна Олевская, Галина Шуляк и другие могут похвастаться тем, что их работы выставлены в Эрмитаже, Русском и Историческом музеях. Среди наиболее ярких проектов последних лет — сервиз, созданный Михаилом Шемякиным по мотивам поставленного в Мариинке балета «Щелкунчик», а также белоснежный сервиз «Талисман». Его автор — знаменитый скульптор Ева Цайзель, которая в 30-е годы работала под началом Суетина, а потом эмигрировала в США. Связь российского фарфорового предприятия №1 с царской фамилией тоже не утеряна. Год назад заводу вернули историческое имя — «Императорский», а в конце сентября 2006 года здесь презентовали ограниченную (всего 100 экземпляров) серию из шести тарелок, выполненных по эскизам князя Д. Р. Романова, прямого потомка царского рода. Сейчас мастера ИФЗ работают над созданием реплик знаменитого «Гурьевского» сервиза. Словом, история самым счастливым образом продолжается.

  • Сервиз «Кобальтовая сетка», форма «Тюльпан», 1950 г.
  • Супрематический чайник и «половинчатая» чашка К. Малевича. Реплики этой посуды выпускаются до сих пор.