Агата Кристи - ужин дамы

Хозяйка своего чрева

Разумеется, Кристи была не примитивной обжорой, а чревоугодником-философом. Она доверительно говорила своим читателям, что "просто удивительно, какое огромное наслаждение можно получить почти ото всего, что существует в жизни. Нет ничего упоительнее, чем принимать и любить все сущее. Можно получать удовольствие почти от любой пищи и любого образа жизни…"

Однажды, во время путешествия в Сирию, писательница разговорилась с соседкой по купе.

– Дорогая, – сказала попутчица, – никогда не уступайте желудку! Если происходит что-то неладное, скажите себе: "Кто здесь хозяин – я или мой желудок?"

– Но что вы можете с ним сделать на самом деле? – поинтересовалась Кристи.

– Любой желудок можно перевоспитать, – нравоучительно заметила собеседница. – Понемножку. Неважно, чего именно это касается. Например, я плохо переносила яйца. Или совершенно заболевала от тостов с сыром. Я начала с кофейной ложечки яиц всмятку два или три раза в неделю, потом варила их чуть подольше и так далее. А сейчас могу съесть сколько угодно яиц. То же самое с тостами с сыром. Запомните: желудок – хороший слуга, но плохой хозяин.

Эти слова произвели на Агату Кристи сильное впечатление. Она пообещала последовать совету дамы…

Писательница не любила чеснок: ей становилось дурно от одного его запаха. Была противна Агате и редиска. К рыбной икре тоже относилась без энтузиазма. Но, помня лозунг, который подарила ей случайная собеседница – "Любой желудок можно перевоспитать", – Кристи без особых трудностей победила собственный организм. Пришел день, когда она ела эти замечательные продукты без всяких предубеждений.

Эскимо для дорогой старушки

У Агаты Кристи было два мужа – летчик Арчибальд Кристи и ученый-археолог Макс Мэллоуэн. С полковником Арчибальдом Кристи ей пришлось расстаться, потому что он полюбил другую женщину.

О порушенном браке супругов Кристи говорила вся Великобритания, потому что перед разводом Агата исчезла. Ее искали больше недели, пресса следила за ходом семейной драмы, публиковала бюллетени поисков. Потом Агату нашли: оказывается, писательница все это время жила в тихой гостинице маленького города, зарегистрировавшись под именем своей разлучницы. Исчезновение, развод с мужем, газетная шумиха – все это помогло завоевать Агате Кристи новых читателей и поклонников.

А с археологом Максом писательница прожила долгую и счастливую жизнь, хотя была старше своего второго избранника на 12 лет. Кристи оставила остроумный афоризм: "Археолог – это лучший муж, которого может желать женщина. Чем старше она становится, тем больше его интересует".

Они были, как говорится, созданы друг для друга: Макс гордился, что его жена – автор детективных романов, она разделяла его любовь к археологии, ездила с ним в экспедиции. В доме ценили юмор, много читали, обожали принимать гостей, и, самое главное, ни Агата, ни Макс не вносили в совместную жизнь суетливость, ни в чем не упрекали друг друга.

…Заканчивалась Вторая мировая война. Макс Мэллоуэн воевал в Северной Африке и отсутствовал уже три года. Однажды промозглым вечером Агата вернулась в холодный дом, бросила на сковороду копченую рыбу, начала стягивать пальто. И вдруг увидела: по ступенькам крыльца поднимается мужчина. Это был Макс!

О чем говорят супруги после долгой разлуки? Эта пара беседовала… о еде.

– Что, черт возьми, ты такое готовишь? – спросил Макс, принюхавшись.

– Копченую рыбу… Хочешь?

Это был чудный вечер: за неимением других деликатесов они ели подгоревшую рыбу и были счастливы.

Агата Кристи прожила долгую, насыщенную и наверняка счастливую жизнь. Она любила и была любима, плодотворно работала (сорок томов детективов!), стала всемирно знаменитой, получила орден Британской империи. Почти все ее желания, даже из разряда сказочных, исполнились. Например, она мечтала поужинать с английской королевой. И однажды это случилось – в 1972 году королева присвоила ей титул Дамы ("Леди" обозначает всего лишь жену лорда, а титул Дамы дается за личные заслуги") и пригласила на ужин в Букингемский дворец.

Умерла писательница в 1976 году в возрасте 85 лет. Незадолго до кончины она заметила: "Я всегда обожала эскимо. Однажды для дорогой старушки будет изготовлено изысканное холодное блюдо, она уйдет по ледяной дороге – и больше не вернется".Чтобы сравнить смерть с эскимо, надо обладать не только юмором, но и смелостью.