Хит

Кондитер из «Кухни»: Если холодильник полон – все хорошо

Актер Никита Тарасов, исполнитель одной из главных ролей в фильме «Кухня в Париже», написал эссе о том, что значит еда в жизни мужчины.

Путь к вдохновению лежит через желудок. Чтобы творить, нужны силы. Поэтому перед спектаклем лучше съесть кусок мяса. Салат – перед концертом, кофе и десерт – перед репетицией. Еда – одно из важнейших связующих звеньев между духовным и материальным миром.

Причем, чтобы написать поэму, вовсе не обязательно идти в ресторан высокой кухни. Вполне прозаичные пристрастия великих являются прямым тому доказательством. К примеру, Иосиф Бродский любил пельмени, борщ и винегрет, а Пушкин обожал печенный на углях картофель. Так и мы, актеры «Кухни», каждый день готовим фуа-гра, а вынуждены есть макароны с котлетой. Но, конечно, не все и не всегда.

Еда – одно из главных наслаждений, сопровождающее нас от пеленок до последних дней. Хороший аппетит за обедом – признак жажды к жизни, здравого отношения к самому себе. Человек ищущий, познающий стремится пробовать и открывать что-то новое. Тот, кто сформировался, будет славиться постоянством в еде. Надо признать, люблю путешествовать. Эта страсть привита с детства. Любые поездки, гастроли доставляют мне большое удовольствие отчасти еще и потому, что любой город или страну можно открывать через местную кухню. Разнообразие аутентичного меню для меня – показатель национального самосознания. Такой же, как и наличие художественной галереи, театра, библиотек.

Поскольку мой герой Луи – француз, больше всего о его родине я узнал во время съемок в Париже. Удалось не только поработать, но и охватить полный список обязательной программы: посетил Лувр, попал на премьерный спектакль театра «Комеди Франсез», насладился джазовым концертом, был заворожен звуками органа в соборе Святой Мадлен. Забрался на самую вершину башни Эйфеля и, что самое приятное, наблюдал, как у самого подножия символа Парижа трудилась наша съемочная группа.

Чувство гордости за проект «Кухня» ежедневно поддерживалось французским кинокормом. В отличие от отечественных кинообедов, тот был ничуть не хуже торжественного приема на Каннском фестивале. Улитки, устрицы, мидии, дорблю, рокфор, буйабес, утка с черносливом, крем-брюле, круассаны и флан – это лишь небольшая часть ежедневного рациона. Французы добились своего: мы были в восторге от их национального меню.

Гастрономические открытия подобного рода вдохновляют экспериментировать на собственной кухне. К счастью, пока ни разу не отравился. До профессионального повара мне далеко, но стараюсь развивать свои навыки. Творож­ная масса с горячим шоколадом и фруктами на завтрак, на обед салат с морепродуктами и куриное филе в сливочном соусе, на ужин свежие овощи – все готовлю сам. По праздникам могу напечь сырников, сварить латышский хлебный суп или сделать крем-брюле.

Главное – помнить, что в любом блюде важны сервировка и подача. Во-первых, еда должна радовать глаз. Во-вторых, она должна аппетитно пахнуть и только уж потом быть желанной на вкус. Красота – путь к гармонии. К приготовлению пищи это имеет прямое отношение.

К сожалению, в стремительном ритме мегаполиса многие утратили понятие трапезы. Еда стала топливом, процесс наслаждения сократился до минимума.

Как и начищенная обувь, свежий воротник рубашки, выглаженные брюки, еда – такой же показатель уважения к себе. Придя в гости, загляните в хозяйский холодильник. Вы без труда поймете истинное положение дел и что на душе у человека, пригласившего вас. Холодильник не врет! Если он полон, значит, все хорошо.