ТОП

Алена Свиридова: «Раз в полгода колю ботокс»

Главное – прическа

Последние два года я в обычной жизни не крашусь вообще. Потому что заметила: во многом то, как ты выглядишь, зависит от цвета одежды, которую носишь. Я предпочитаю светлые вещи, они меня освежают – выгляжу нормальным, здоровым человеком. Главное, чтобы была в порядке прическа.

Вот за волосами я ухаживаю тщательнейшим образом – гораздо больше, чем за лицом. И маски, и масла, только качественные шампуни и бальзамы. Пришла к выводу, что, когда волосы красивые, ухоженные и уложенные, можно отказаться от использования декоративной косметики – максимум блеск для губ. Что касается съемок, я уже и на них облегчаю труд визажистов, потому что у меня так набита рука, что мне хватает десяти минут, чтобы самой накраситься для фотосессии. Я нашла оптимальный тип макияжа, который мне идет, – а-ля золотой век Голливуда. Это стрелка – такая достаточно не тоненькая, скульптурный макияж век – высветлить-затемнить, и никаких декоративных цветов – теней.

Если наращивание, то только временное

Единственное, что мне делают визажисты, – клеят ресницы. Это я не умею сама делать. С искусственными ресницами, конечно, взгляд становится более открытым и, что называется, «секси». Я консультировалась насчет наращенных ресниц и поняла, что с ними нельзя спать лицом в подушку, тереть глаза, умываться надо особенным образом – для меня это слишком большой дискомфорт. Тем более у меня уже был эксперимент с наращенными волосами. Кошмар. Я продержалась недели две. Мне казалось, что у меня, как я это называла, волосы мертвой женщины. Ощущение чего-то чужого. Когда они попадали на шею, было ужасно неприятно – словно организм их отторгал.

Ботокс навсегда

Пластика – это страшно. Начинаешь, конечно, иногда задумываться. Особенно когда гримеры начинают предлагать: «А давайте мы вам косички заплетем туго, кожа подтянется». Вот это провокация на поход к пластическому хирургу! Я видела много жертв пластики и не хочу оказаться в их числе. Зато уколы ботокса и филлеры делаю уже давно. Мне повезло, что у меня худое от природы лицо, оно не поправляется, поэтому пока обвисать нечему – нет мяса. А из-за ботокса нет морщин. Когда кто-то рассказывает ужасы про ботокс – атрофия мышц, неподвижная мимика, – я поправляю: дело в количестве. Но менталитет русского человека таков: он не может делать что-то умеренно. К тому же нужно обращаться к профессионалам. Я доверяю своему доктору, французу Жюль-Жаку Набе. Сколько бы меня куда ни зазывали. Раз в полгода, в год я прихожу к нему, когда он приезжает в Москву. И уже много лет спрашиваю, мол, а может, что-то новое появилось? И каждый раз он отвечает: «Ничего». Ботокс остается самым эффективным средством. Кстати, доктор делает все настолько корректно, что, когда я выхожу из его кабинета, можно хоть сразу на бал. Никаких синяков и отеков не бывает. Если они есть, это ненормально…