Как выбрать пластического хирурга?

По Сеньке — шапка?

Нельзя «купить внешность на распродаже». Этот принцип — приобрести вещь со скидкой — работает при выборе, например, сумки. Но в случае обращения к пластике — воспрещен!

«Слушай, у доктора N. грудь стоит столько-то, а у M. — вполовину меньше. Наверное, пойду к нему…» — подобный текст от своих знакомых (надо сказать, людей образованных и обеспеченных) я слышала не раз. И хотя почему-то я считаюсь у них большим спецом по пластической хирургии, советы из серии, что в такой момент экономия не самое главное, — редко кого-то переубеждали. Но и деньги — не гарантия успеха. «Безусловно, — рассказывает профессор Миланов, — цена ничего не гарантирует. Главное, репутация врача». «Хирург, который дорожит своим реноме, — продолжает доктор Тепляшин — будет использовать в работе только самое лучшее: оборудование, шовный материал… Дорого стоит и послеоперационная реабилитация. Поэтому пластика априори не может быть дешевой. Если где-то предложена солидная «скидка», значит, на чем-то сэкономят». Кстати, я согласна с доктором Тепляшиным, что сегодня эстетическая хирургия так же разделилась по категориям, как, например, и одежда, — простите за цинизм. «Надо понимать — есть услуги класса люкс, а есть — среднего уровня. Поэтому лучше купить недорогую сумку, но операцию сделать по «высшему разряду». На мое замечание, что бюджет зачастую не позволяет «постучаться» в двери клиники класса люкс, Тепляшин уверенно отвечает: «Даже люди со скромными средствами не должны бояться обратиться в клинику высокого уровня. Во-первых, они получат грамотную консультацию — это уже важно. Во-вторых, их может оперировать не звезда. Всегда есть специалисты высокого класса, которые отлично работают, но их труд пока не так дорого оценивается. А в-третьих… Знаете, я много лет работаю в этой области, начинал еще в «Институте красоты», и когда вижу, что для пациента деньги, которые он долго собирал, чтобы сделать операцию именно у меня, — по­следние, то по-человечески меня это очень трогает. И я чувствую особую ответственность». Кстати, желание сэкономить или отнестись к собственной внешности безответственно — наша национальная черта, независимая от уровня доходов. «Свежий пример, — рассказывает доктор Тепляшин. — Недавно встречаю свою соседку, обеспеченную даму. И вижу, что лицо у нее очень сильно отекло. Спрашиваю, мол, в чем дело. Ответ меня потряс: «Да вот была в салоне красоты, предложили сделать пару укольчиков, чтобы убрать морщины… Да что-то все лицо распухло». Я был потрясен — уж сколько раз писали, что нельзя подобные манипуляции делать в салоне! Салон — это стрижка, маска, маникюр… Вобщем, пришлось даме отправляться к хирургу».

Стыдно — когда видно

Всем хирургам, с которыми я встречалась, задавала один простой вопрос: «Нормально ли это, когда по внешнему виду человека сразу можно сказать, что была пластическая операция?» — «Результаты операции не должны быть видны окружающим, — уверен доктор Миланов. — Только профессионал может заметить, что лицо или тело оперированы». Доктор Топчиашвили (клиника «Бьюти Плаза»), как настоящая женщина, говорит более поэтично, но ее позиция реалистична: «Это тайна. Закрытая тема для обсуждения. Должен быть лишь эффект от сделанной работы. Для тех, кто публично признается в пластике, — это часть имиджа. Нужно все время привлекать внимание публики к себе. Непубличным людям это ни к чему. Когда я училась в аспирантуре, у нас была профессор, о которой шепотом говорили: «Она сделала себе пластическую операцию». И это придавало ей дополнительный шарм. Но сейчас, когда царит культ искрометной молодости, признание в том, что ты делал операцию, как-то неуместно… Да, сегодня надо пользоваться всеми технологиями, стараться быть молодым — тянуть эту ноту, пока хватит сил. Но… Не покупайте внешность на распродажах. Вы не сможете ее долго носить. Покупайте только самое лучшее!»

Конечно, мне было интересно знать мнение доктора Топчиашвили и о «клонах», которые заполнили модные тусовки. «Важно соблюдать нормы. Оттюнингованная внешность — это ужасно. Я столько раз об этом говорила! Во-первых, блондинки, поймите, наконец, что вам не идут курносые носы! Вы выглядите все одинаково! Ровный идеальный нос — лучшее украшение блондинки. А вот у брюнеток он может быть несколько вздернутым. И, конечно, губы! Ну почему нос должен касаться губ, а губы — бюста? Это выглядит пошло! Есть закон пропорций, почему нельзя его соблюдать? Ведь что главное во внешности? Гармония!»

Команда молодости нашей…

То, что лицо «тюнингованное», может быть заметно только профессионалу. А еще лучше — если это будет «страшной тайной». И для всех очевидны только ваши красота и молодость.

Можно ли с помощью пластической хирургии «вернуть молодость»? На теле- и киноэкранах мы видим много известных людей, кто попытался проверить на себе — «да или нет». «Это иллюзия, что с помощью пластики можно вернуть молодость. Натянуть лицо — не значит стать юным, — уверен доктор Миланов. — Что можно? Хорошо выглядеть». «Конечно, вернуть молодость нельзя — это под силу только клеточным технологиям, — рассказывает доктор Тепляшин. — С помощью пластики можно сделать очень многое, но вернуть энергию молодости — нет. Сегодня успешные люди уже более грамотно относятся к индустрии красоты. Они просто хотят как можно дольше хорошо выглядеть и наслаждаться жизнью». О своих веках я снова впомнила в разговоре с Натой Топчиашвили. Она внимательно посмотрела на меня и «прописала» курс косметических процедур. Кстати, недавно Ната Топчиашвили очень успешно продемонстрировала эффективность современных косметических технологий в программе «Ты — суперстар». Позиция доктора Топчиашвили, что нож должен использоваться только в крайних случаях, и ему есть альтернатива — безоперационные методы коррекции, например фейсбодилифтинг, — получила наглядное подтверждение. И помните: после пластики вы никогда не сможете быть такой, какой были до того, как вас коснулся скальпель. Поэтому результат должен быть только один: вы стали красивее, моложе и… счастливее.