О бедном гламуре замолвите слово

Много больших кровожадных зверей выслеживают одинокого путника в чаще леса, песчаных дюнах или зарослях девонских хвощей. Но есть хищники похитрее - хрупкие, симпатичные, и обаятельные, как подарочная особь Черной Вдовы в стеклянном кубике. К одним из самых опасных видов городских насемомых относится самка Muhis Zamanuhis.Они живут среди нас, прикидываясь Обычными женщинами, которые стирают Обычным порошком и носят в сумочке новый отбеливатель, но это не так. Эти Muhis совсем другой породы и цели их хищнические. И стрелки их на веках – стрелки огненные.Вот она выходит на вечернюю охоту: на лице нанесена особая военная раскраска, сигнализирующая ее товаркам – «моя территория», губы змеятся алыми парусами, панцирь кислотных цветов утягивает аппетитные жвала третьего размера, ножки в лаковых сапожках сверлят асфальт. Любой представитель животного мира в панике убежал бы, завидев подобную цветовую гамму, присущую носителям яда. Но не таков человек.Человек Любопытный с интересом принюхивается к боевым отравляющим веществам, нанесенным Muhis на свои запястья, основной состав которых - секреции железы мускусного мешочка самца оленя, цибет из анальной железы виверры африканской и кастореум из струи бобра. волосы красавицы пахнут бальзамом для волос, кожа – кремом для тела, руки – кремом для рук, прокладки пахнут лесными ягодами; только собою не пахнет никак. Лицо обязательно морковно-загорелое, чтоб было будто только из Куршавеля, когти переливаются перламутром, пояс усеян сверкающими брильянтами и плотно сидит в районе лобка. Кстати, секрет технологии внедрения куда следует гигиенических тампонов для обладательниц длинных накладных когтей, занимает меня ничуть не меньше, чем доказательство теоремы Ферма.Выходит на добычу Muhis, как правило, с подругой. Которая, конечно, невзрачнее, ниже ростом или неуклюже-высокая, волосы ее пореже, стразики на ремне бледнее.Это чтобы оттеняла собой настоящую красоту. Чтобы видно было, что такая девушка, как Muhis, на дороге не валяется. Как подруга – валяется, а как она – нет. И эта настоящая Царевна-Muhis томится одна в высокой панельной башне в районе Марьино, морщится от гороховых зерен в двенадцати перинах и ждет, когда уже приедет за ней красивый Иванушка, по недосмотру пославший незащищенную стрелу, раскинет шатер шелковый, разложит яства диковинные, роллы заморские, на гуслях сыграет и с собой в белокаменные палаты ($15 000 м2) умчит.А там уж она подсуетится, паутинкой блискучей его правильно опутать, жалом слезливым прощупать и собрать нефтекровушки для своего мушиного семейства.