Больная тема: непридуманные истории про анорексию

Во всемирный день борьбы с анорексией мы публикуем правдивые рассказы девчонок, победивших эту болезнь. Теперь наши героини помогают всем оказавшимся в сложной ситуации в Фонде помощи анорексикам и надеются, что другие научатся на их ошибках. А наш специалист Анетта Орлова рассказала, откуда идут все проблемы и как с ними справиться.

Евгения, 27 лет

О проблеме

Анорексия – бич сегодняшнего времени. Но, к сожалению, в нашей стране не принято открыто говорить об этом, мало того, это считается постыдным. Однако если посмотреть в корень этой проблемы, то можно четко увидеть, что мы сами порождаем этот недуг. Анорексия – это не болезнь как таковая, это скорее неправильное мировоззрение, неправильные ценности и жизненные ориентиры, которые складываются, к сожалению, в процессе воспитания, это некий жизненный урок для самых упертых. Но до понимания сути проблемы можно дойти, только разбираясь в ней. Чтобы избавиться от этого недуга, на первом этапе нужно много работать над собой, своими мыслями, менять свой внутренний мир, борясь с собой, а это самое трудное.

На втором этапе помогает работа с психотерапевтами. В России очень неоднозначное отношение к специалистам в этой области. Однако компетентные врачи достаточно хорошо работают с такими проблемами. Первым делом они помогают найти причину того, почему это случилось именно с вами, осознать ее и найти другой выход. Многие же ищут помощи на стороне, волшебных таблеток, но этого не будет, ни одна таблетка не поможет без внутреннего желания перемен, без усталости от своих навязчивых состояний, помощь и силы можно найти только внутри себя, взрастить в себе стержень. Откуда же берется эта самая анорексия?

Я уже несколько лет работаю с зависимыми и не понаслышке знаю об этой проблеме. Когда я стала «бывшей», пришла идея организовать Фонд помощи анорексикам, который успешно существует уже два года. Все начинается в детстве. Как воспитывается большинство детей? Родители проецируют на них собственные желания и несбывшееся мечты, и ребенок проживает не свою жизнь. Все его внутренние желания и эмоции подавляются, ему прививаются несвойственные качества характера, когда наступает момент выхода ребенка во взрослую жизнь, наблюдается полное отсутствие умения самостоятельно принимать решения, и анорексия выступает здесь неким безопасным коконом, где не нужно ничего решать. Авторитарный режим воспитания приводит к страху сделать что-то самостоятельно, ребенок прячется «в кокон», где может контролировать хоть что-то – свое тело. Или же все подается на блюдечке с золотой каемочкой, в результате чего ребенок, выходя во взрослую жизнь, сталкивается с несоответствием его представлений о жизни (что никогда не будет ни в чем нужды, что кто-то постоянно будет решать за него все трудности) и реальности.

Еще один случай – это когда ребенок в процессе всего своего воспитания выступает инструментом манипуляции у родителей для решения их конфликтов. В таком случае, вырастая, ребенок не знает, кто он, его функции провисают, он всю жизнь выступал неким стабилизатором брака. И таких причин достаточное множество. Как вы видите, анорексия – это не проблема веса, причины намного глубже; не важно, сколько весит человек, анорексия – это болезнь души, мозга, если хотите. Единственное, что объединяет все случаи, такое обязательное условие, – это авторитарная мать, обычно в таких семьях она глава семьи, она никогда открыто не говорит ребенку, что любит его, ее любовь проявляется в попытках накормить.

Анорексия это отрицание еды, а следовательно, отрицание такой материнской любви. Не случайно она начинается в родительском доме. Недолюбленые дети тем самым неосознанно привлекают к себе внимание и любовь.

Где твое Я стирается, появляется ОНА

Так случилось и со мной. Мой стаж пребывания в таком состоянии шесть лет, и еще несколько лет жизни ушло на ожесточенную борьбу за свою жизнь. В двадцать лет я вдруг решила похудеть, мне показалось, что при росте 164 сантиметра мои 60 кг – это просто ну очень много.

Из еды я ни в чем себе не отказывала. Но в какой то момент это закончилось. Я отчетливо помню, когда это случилось: стрелка весов остановилась на отметке 60 кг жира и ненависти к себе. Я ощутила себя мамонтом. Вот так и начался мой период в жизни, который я называю про себя «легион». Все началось с банальной диеты. На первых порах это было действительно правильное питание, исключение из своего рациона кулинарных изысков в виде тортов, стала очень много ходить пешком, перестала пользоваться лифтом.

Я вдруг полюбила себя. На смену мешковатой одежде пришли женственные платья, облегающие джинсы и декольте. Казалось, пора было остановиться, но я не смогла. В какой-то момент в голове будто перегорает какая-то зона, отвечающая за рассудок, идея похудеть любой ценой становится маниакальной. Дальше – хуже. Если на этом этапе не остановиться, не исключено, что дело может кончиться белыми тапочками. А как тут остановишься? Ведь у тебя целый шкаф новых платьев, фигура мало чем отличается от той, которую ты видел на картинке, когда столько внимания от противоположного пола, восхищения подруг. Но все же еще с отчаянием осознаешь, что 80% времени проводишь в мыслях о еде, точнее, не еде.

А дальше перешагиваешь за грань, за ту черту, где начинается медленное самоубийство. Где твое «Я» стирается, появляется «она». Многие девушки, страдающие этим недугом, с которыми мне доводилось общаться, описывают ее по-разному. В моем случае это была женщина средних лет, обладающая суровым нравом с металлическим голосом, постоянно звучавшим у меня в голове. Она была очень сурова, за любое непослушание я высылалась в ссылку в спортивный зал прокачивать свои кости или в бескрайнюю голодовку. Я могла неделями ничего не есть. Тогда я только пила и курила, много курила, чтобы подавить чувство голода. Голод приходил наплывами. Сначала слабый, минутными атаками, потом на несколько часов затихал. Через несколько дней проходил вовсе. Это был самый легкий период. Так просуществовать можно было спокойно в течение недели. Потом начинались более сильные приступы, чем раньше. Длились дольше, но зато реже. В эти моменты можно было дойти до психоза. Потому что голоду нужно противостоять, как самому злейшему врагу. Тут, наверное, и начинается зависимость, отчасти сумасшествие. Искажается восприятие собственного тела. Каждый вечер из зеркала на меня смотрело ужасное чудовище, весом как минимум 100 кг. Но на самом деле тебя больше нет, есть другая ты, вся прозрачная и синяя. Я так хотела, чтобы меня просто забрали в психиатрическую клинику, это был край.

Потерять все

Примерно за полтора года такой жизни я вошла в состояние стабильного анорексика, которое длилось еще лет пять. Сбросив 20 кг, я весила 40 кг, временами было еще меньше. Стали выпадать волосы, крошиться ногти и зубы, появилось полное безразличие и отсутствие каких-либо эмоций, отрешенность от этого мира, я превратилась в девочку-зомби, интересы которой сводились только к одному – похудеть любой ценой и даже жизни. Я хотела стать красавицей, а стала чудовищем. В итоге приговор врачей: продолжение в том же духе приведет к бесплодию. Первые мысли, которые я испытала в этот момент: «Так даже лучше, дети нам ни к чему, это же для меня лишние килограммы».

Все, что могло случиться, случилось. Все, что забирает эта болезнь, она забрала: я потеряла любимого человека. Единственное – я осталась жива, но нужна ли эта жизнь в таком состоянии? Нет друзей, потому что ты видела только себя и «ее», нет здоровья, натянутые отношения с родными. «Она» будто забирает у тебя все, выжигает душу до полного безразличия. И тут приближается занавес. Это как развилка, только конец будет у всех разный. Кто-то продолжает отчаянно бороться за свою худобу, что вполне естественно приведет к смерти, кто-то начнет уже бороться с ней. В моем случае эта была борьба с переменным успехом то в ее, то в мою пользу. Это очень тяжелый путь.

Шесть лет моей жизни прошли с путешествием в ад. Сейчас мне 27, я возвращаюсь в тот вес, с которого все началось. Я ощущаю как «она» вышла из меня в поисках новой жертвы, я ей уже не по зубам. Безусловно, это была большая школа жизни, своего рода определенный опыт. Она взрастила во мне некую силу. Теперь я знаю о диетах все и даже больше. Спасибо Богу, что осталась жива. Сейчас все свое свободное время я использую для развития Фонда помощи анорексикам, нашими усилиями уже спасено много человеческих жизней.