Сиеста, отдых за 20 минут

Законная слабость

По мнению невропатолога Мишеля Тибержа (Michel Tiberge) из Центра сна в Тулузе (Франция), «в человеке генетически запрограммирована склонность к засыпанию около 14—15 часов». В этот период снижается внимание, слипаются глаза, голова клонится на грудь. Одни откровенно клюют носом, другие просто никак не могут сконцентрироваться на работе. «Человек устроен так, что „ворота сна“ открываются ему на одну-две минуты каждые полтора-два часа. Этот архаичный ритм восходит к первобытным временам», — объясняет Мишель Тиберж. Чтобы не стать добычей хищников, доисторический человек спал недолго, но часто.

«Это состояние зависит от наших биологических часов, настроенных на суточный ритм, но не связано ни с какими физиологическими явлениями вроде тех, которые отмечаются перед вечерним отходом ко сну (снижение температуры тела и т. п.), — рассказывает французский биолог Анн-Мари Малабр (Anne-Marie Malabre). — Между прочим, на это время приходится пик дорожных происшествий.

Врачи утверждают, что этот дневной спад — остаточные явления, сохранившиеся от полифазного младенческого сна». Дело в том, что у грудных детей и днем, и ночью чередуются фазы сна и бодрствования. Со временем фазы дневного сна сокращаются, но потребность в послеобеденном отдыхе у большинства из нас исчезает последней, в возрасте между четырьмя и шестью годами. У нас, взрослых, от нее остается лишь некоторый спад активности, который по-разному ощущается разными людьми и зависит от множества факторов: времени года, температуры окружающей среды, количества и калорийности съеденной пищи. Многие творческие люди интуитивно чувствовали то, что полуденный отдых положительно влияет на способность творить. Например, Леонардо да Винчи разработал собственную версию полифазного сна: он считал, что полезно спать по 15 минут каждые два часа. Кстати, именно в таком режиме в наше время спят те, кто находится в одиночном плавании.

Оптимальный ритм

Итак, послеполуденный спад активности — это естественное явление. Сопротивляться природе, бороться с сонливостью, подстегивая себя с помощью кофе? Оказывается, сиеста необязательно означает сон, главное — суметь восстановить силы. И каждый из нас может разработать собственный вариант «антистрессовой паузы»: положить голову на рабочий стол или растянуться в парке на траве, закрыть шторы или понежиться на скамейке под солнечными лучами. Тем, кто занят полный рабочий день, можно попробовать организовать себе такую паузу в обеденный перерыв.

Если следовать научному подходу, идеально дать себе 20—30 минут отдыха около 14—15 часов дня. Превышая эту продолжительность (соответствующую двум первым «легким» фазам медленного сна), мы запускаем 90-минутный цикл сна и ставим под угрозу возможность как следует восстановиться ночью. Засыпать около 17 часов тоже небезопасно: можно затруднить себе вечерний отход ко сну. По этой же причине дневной сон не рекомендуется тем, кто страдает бессонницей, — им лучше утомиться за день, чтобы хорошо спать ночью. Если при пробуждении мы не сразу приходим в чувство, это означает, что мы успели вступить в фазу глубокого сна. Это дает ощущение «тяжелой головы». Такая затянувшаяся сиеста нам ни к чему, кроме случаев бессонной ночи, разницы во времени, словом, компенсации «недосыпа». Однако злоупотребление сиестой может указывать на психологическую реакцию регрессии: человек словно прячет в подушку свои страхи, чтобы заставить их замолчать.

* Harward University