Инна Жиркова: «В 19 лет я весила 90 кг. И Юра меня терпел!»

Одинокий Лондон

– Вы с Юрием уже семь лет в браке. Сильно ли вы изменились за это время?
Инна Жиркова

– Когда мы с Юрой познакомились, мне было всего 17 лет. Я была маленькой девочкой. И Юра был совсем молоденький еще. С возрастом я стала более сдержанная, терпеливая. Раньше мы с Юрой каждый день по какому-нибудь поводу спорили, сейчас же на все реагируем спокойно.

– Были какие-то кризисные моменты?
Инна Жиркова

– Многие меня пугали страшными рубежами: год, три, семь. Я все ждала. Но ничего не было. Мы можем хоть каждый день спорить, ругаться. Но это длится максимум час. А после Юра подходит как ни в чем не бывало: «Что, малыш, поехали?» Как будто ничего и не было. А ведь я могла ворчать в ответ: «Зачем ко мне подошел?» Единственное тяжелое время было, когда Юра перешел в Лондон в «Челси», а мне не давали визу. Мы впервые расстались на столь длительный срок. И никто ничего не мог сделать. Потом, слава Богу, это все разрешилось, визу дали, и мы приехали туда.

На какой музыкальный инструмент вы похожи в сексе?
– Тяжело было осваиваться на новом месте?
Инна Жиркова

– Достаточно. Когда мне наконец-таки дали визу и я прилетела в Лондон, думала, что в аэропорту меня встретит Юра. Но его не отпустили с тренировки. А я с маленьким ребенком на руках, без знания языка… Кое-как добралась до гостиницы, причем даже номера, в котором муж жил, не знала... Потом мы сняли дом около базы, где Юра тренировался. Надеялась, что ему так будет комфортнее, что он сможет больше времени проводить дома, чем по часу тратить на дорогу.

– План не сработал?
Инна Жиркова

– Заселились мы в этот дом в лесу, вокруг нас никого, ни одного соседа, интернета нет, телефона нет, ничего нет. Юра уезжал на сборы, его неделями не было дома, а мы с ребенком одни. Даже за продуктами сложно съездить, потому что машину я не вожу, родителям моим визу не давали, так бы они хоть приехали, помогли, разбавили мое одиночество. А то мне даже чтобы по телефону с ними поболтать, нужно было выходить на улицу и чуть ли не на дерево лезть, а вокруг лисички всякие бегают… Юра это видел и все понимал. Наверное, за это меня уважал, потому что я ни разу ни пикнула, ни визгнула: «Я больше не могу! Что мне делать? Дай мне няню. Дай мне домработницу. Еще кого-то». Мы просто молча переехали обратно в город.