Эксклюзив

Жанна Фриске: как прошла первая неделя дома

Иосиф Кобзон: «Бойтесь не болезни, а постельного привыкания»

Рак диагностировали в 2002 году, тогда же певец впал в кому на 15 дней, в 2005 и 2009 годах в Германии перенес две операции по удалению опухоли.

«Один мудрый доктор мне сказал: «Бойтесь не болезни, а постельного привыкания. Это ближайший путь к смерти». Вот тяжело, не хочется, сил нет, настроения нет, депрессия – все что хотите, но надо заставить себя встать с кровати и что-то делать. 15 дней я провел в коме. Когда очнулся, нужно было меня покормить, потому что антибиотики вымыли всю слизистую. А невозможно было даже смотреть на еду, не то что есть – сразу плохо. Но Нелли заставляла, я матерился, сопротивлялся, но она не сдавалась, - вспомнил Иосиф в разговоре с «Антенной». – Нелли мне во всем помогала. Когда я был без сознания, врачи разводили руками и говорили, что ничем помочь не могут. Жена же их возвращала в реанимацию и говорила: «Я вас не выпущу отсюда, вы обязаны его спасти, он еще нужен». И они ночами дежурили и спасли. Пока я в больнице лежал, мы с Нелли смотрели фильмы. Я впервые увидел все серии «Место встречи изменить нельзя», «Семнадцать мгновений весны» и «Любовь и голуби». До этого я ничего не видел, времени не было.

Знаете, пережив такое страшное испытание, я по-другому взглянул на свою жизнь. Меня стали тяготить праздные встречи и праздное времяпрепровождение. Я стал не любить рестораны, в которых бесцельно проводишь время. Ты понимаешь, что ты в возрасте и каждый час, каждый день дорог. Сидишь три, четыре часа. Я понимаю, что нужно прийти поздравить, но времени очень жалко. Я бы поработал лучше, что-то полезное сделал, позвонил по необходимым телефонам. Только из-за Нелли хожу на эти встречи. Каждый раз ее упрашиваю: «Куколка, не могу больше сидеть, мы уже три часа сидим, пойдем». «Ну подожди, сейчас я еще чайку попью», – отвечает мне с улыбкой Нелли. И я терпеливо жду».