На коне: ростовчанки, которые жить не могут без лошадей

Юлия Ищенко, 23 года, менеджер по подбору персонала

Сколько лет в седле? Впервые села в пять лет, серьезно заниматься начала в пятнадцать.

Кличка лошади. Первайсыз (в переводе с туркменского «равнодушный»). Ласково – Персик. И еще называю его Сынок, Мышка, а самое зачастившее в последнее время – Мурзик.

Как подружились? Отношения наши, наверное, не совсем уместно назвать дружбой. Это, скорее, взаимное уважение. Лошадь говорит на языке жестов, ей всегда нужно знать, кто в паре ведущий, и при удобном случае она это место тотчас займет. А это уже чревато проблемами. Вместе мы давно, около 4 лет. Мурзик попал ко мне еще двухлетним подростком, совершенно не социализированным. Но терпение и труд, как известно, все перетрут. И сегодня он дарит мне массу положительных эмоций.

Лошадь – умное животное? Лошади не просто умные, они еще и крайне хитрые. Был когда-то презабавный случай. Один взрослый и умудренный опытом конь не захотел работать. И захромал. Да еще так убедительно – морды страдальческие корчил, вздыхал, ну, прямо хоть сейчас помирай. Только вот через пару часов конь, выпущенный гулять, скакал, забыв хромоте. Завидев человека, припадал на ногу, только по забывчивости… на другую.

Проголосуй за понравившуюся наездницу на последней странице!