Эксклюзив

Фриске не завершила экспериментальное лечение

Что сейчас?

Максим и Галина вернулись в Томск. По словам парня, он передумал умирать и через год хочет поступить в Калифорнийский университет в аспирантуру.

«С тех пор как врачи диагностировали у меня рак, прошло пять с лишним месяцев. За это время американским врачам удалось уменьшить опухоль почти вдвое. Это не значит, что мы уже победили, более того, никто не скажет наверняка – какие именно последствия даст это лечение: вакцина экспериментальная, клинической практики лечения ею глиальных опухолей в мире просто нет. Нам хочется надеяться, что мы как минимум выиграли несколько лет, хотя программой максимум все же была и остается полная победа. Я продолжаю принимать назначенные лекарства, чувствую себя вполне сносно и даже умудрился раздать несколько интервью. Понимаю, что интерес многих людей к моей истории продиктован не только личной симпатией, но в большей степени надеждой, что протоптанная нами тропка поможет спасти их близких, не имеющих сегодня шансов. Поэтому я всегда готов поделиться любыми контактами и сведениями, оказать посильную помощь тем, кому она понадобится».

Что говорят врачи

В социальных сетях, где Максим и Галина вели подробный отчет о лечении, они также приводили цитаты доктора Джереми Рудника, который лечил россиянина в Америке. Среди них есть высказывания о препарате:

«Вы получили лучшее лечение из тех, что существуют на сегодня в мире; для большинства людей эти технологии станут доступны через 6−10 лет… У меня нет ответа, можно ли, продолжая это лечение, добиться полного исчезновения опухоли. Но пациент со схожей глиобластомой, которого лечили так же, как вас, жив уже шесть лет».