ТОП

Вся такая внезапная: 10 самых странных красавиц города

Валерия Жукова, певица

– Сколько себя помню, я всегда пою и нахожусь на сцене. При этом высшее образование получила в архитектурной академии по специальности «дизайнер одежды». Тут, на мой взгляд, пазл сложился. Будучи на сцене, с удовольствием экспериментирую со стилем. Обожаю рукодельничать, поэтому разрабатываю сценические образы сама. Со сложными моделями помогает мама – у нее свое ателье.

В будни одеваюсь более сдержанно, предпочитаю базовый гардероб. Люблю обувь на плоском ходу, в частности, спортивную. Благо сейчас кроссовки даже с платьем – это норма.

Вообще, всегда любила наряжаться, выделяться из толпы, сочетать несочетаемые вещи. Нередко ловила на себе взгляды, не всегда одобрительные. Но я просто стараюсь ежедневно выглядеть стильно и одеваться со вкусом.

А на сцене могу отвести душу, позволить себе немного больше и добавить эпатажа в образ. Вообще, это часть меня, я могла бы так выглядеть всегда, но в повседневной жизни это демонстрировать не считаю нужным. А на сцене – почему бы и нет?

Пять кофейных масок, которые идеальны этим летом
Подробнее

Саша Мармиладова, дизайнер украшений

– В 2012 году я была на фестивале этнической музыки «Систо», который проходит в лесу. Там мои волосы стали спутываться прядками, словно дреды. Считаю, что лес подсказал, что это мое, и помог реализовать задуманное. Намек я поняла сразу. До этого я уже лет пять подумывала заплестись, но никак не могла найти мастера, которому бы доверила волосы. А после фестиваля замечательные люди сами нашлись.

Я хожу с дредами уже 4 года. Считаю, что это красиво и удобно – всегда шикарная и объемная прическа без лишних усилий. Но от того, что дреды стали слишком длинными, становится все сложнее их носить. Так что в планах – их расплести и покрасить волосы в розовый цвет оттенка сладкой ваты, сделать мелкую химическую завивку и стать таким «нежно-розовым облаком любви». Но потом хочу заплестись еще раз, все-таки, дреды – это мое.

Еще у меня есть татуировки, но из-за их цвета – белый, голубой, синий – люди думают, что это просто рисунки на коже. Я занимаюсь мехенди, поэтому даже родственники первое время думали, что я сама их нарисовала хной.

Конечно, когда в тысячный раз люди тебе задают одни и те же вопросы, испытываешь легкое раздражение и стараешься замять разговор. Часто слышу сравнения с Бобом Марли и сестрой Децла – на этих персонажах ассоциации заканчиваются.

Все друзья и родственники давно привыкли, что я часто внешне меняюсь, и все мои образы немного чудаковатые и волшебные. Главное ведь, чтобы мне нравилось и комфортно жилось. Люди на улице тоже относятся положительно, особенно в других странах: агрессии по отношению ко мне не было ни разу. Все зависит от энергетики, а я добрый и позитивный человек!

Праздник живота: 6 мест, где летом можно поесть вкусно и на халяву
Подробнее

Ксения Савченко, парикмахер

– Мой стиль сформировался в 2007 году, на который пришелся пик субкультуры эмо. Я относила себя к ним: слушала эмокор, носила черные волосы с челкой и увлекалась пирсингом лица. Начала с нижней губы, потом проколола верхнюю, язык, уши, нос. Но через год все сняла.

В 17 лет увлеклась татуировками. Сейчас их у меня 12, но я всегда хочу еще. Первые две я сделала на 18-летие. Это был мамин подарок. Я ее немного обманула с эскизом: сказала, что сделаю двух птичек на спине, а пришла с мексиканскими гадалками на груди. Она была в шоке! Через некоторое время я сделала еще две довольное большие татуировки на бедрах – тогда мама была уже в ужасе, хотя она всегда относилась лояльно к моим внешним изменениям. В гневе назвала меня «позором семьи», но к вечеру успокоилась.

В Екатеринбурге очень много людей с тату и яркими волосами, но прохожие все равно шепчутся и показывают пальцем. Чаще всего на их лицах читается удивление, бывает восторг, ну и негатив – куда же без него. Недавно у меня были салатовые волосы. Я считаю этот период особенным: столько внимания я никогда не получала! Через три месяца я устала от постоянных взглядов – пришлось перекраситься. Хотя в будущем я планирую и дальше красить волосы цветной краской и делать тату.

С работой мне очень повезло. Я работаю парикмахером в самом креативном салоне Екатеринбурга. Все коллеги тоже татуированные и имеют необычный цвет волос. Мы единственные, кто красит волосы всеми возможными цветами. Надеюсь, скоро в городе привыкнут к ярким прическам и перестанут бурно реагировать на девушку с неестественным цветом волос. По крайней мере, мы работаем над этим.

Август близко: 25 модных способов носить куртки и пальто
Подробнее

Наталия Ли (Lee), визажист и мастер перманентного макияжа

– Скоро мне исполнится 31 год, у меня две дочки, и я нахожусь в процессе «забивания» своего тела. Сейчас на моем теле две масштабные татуировки: одна на бедре, другая во всю спину. Чтобы ее сделать, я специально ездила в Новосибирск. Татуировка – это маленькая картина, а я хочу украшать свое тело только качественными работами настоящих художников.

Я всегда стремилась выделиться. В каждом возрасте по-разному: в школе – учеба, потом было увлечение бодифитнесом. А в 25 лет я набралась смелости и подарила себе на день рождения первое тату. Сейчас интересуюсь пирсингом, сделала уже 4 прокола.

Мне не встречаются люди, которые бы негативно относились к тату или пирсингу. А скептики, когда рассматривают мои картинки повнимательнее, как один сходятся во мнении, что это красиво. Конечно, ведь это и есть искусство!

Если кто-то сомневается, бить или не бить тату, из-за страха, что татуировки отрицательно скажутся на карьере или личной жизни, скажу: не бойтесь! На работе важны профессиональные навыки и желание работать, а не тело. В других сферах жизни лично у меня изменения произошли только в лучшую сторону. Например, расширился круг друзей: ко мне словно притягиваются интересные, творческие личности, с которыми мы понимает друг друга с полуслова. А еще я почувствовала, что с изменениями во внешности освободилась от бремени «а что скажут люди?», стала более смелой и прямолинейной.

Никогда бы не подумала, но татуировки положительно сказались на отношениях с дочками. Друзья старшего ребенка постоянно говорят: «Какая у тебя молодая и красивая мама!». Думаю, дочь гордится мной. Когда у тебя дети, необходимо много работать над собой как внешне, так и внутренне, чтобы идти в ногу со временем и подавать хороший пример. В общем, не хочу быть скучной и сварливой мамой!

Лето! Фонтаны! Полуобнаженные девушки!
Подробнее

Ольга Мусс, менеджер ресторана

– Я с детства любила рисовать и рок-музыку. Музыканты привлекали меня своей яркой и нестандартной внешностью. Поэтому желание сделать татуировку было всегда, но в подростковом возрасте оно стало усиливаться. Но мама была категорически против, и мне пришлось долго ее уговаривать.

Когда в 18 лет я начала встречаться с тату-мастером, сказала: «Мама, это судьба! Вселенная говорит, что надо бить!». И набила своего первого акварельного зяблика на правом плече. Позже ему в компанию набили цветную Медузу Горгону. Остановиться оказалось сложно, и вскоре на ноге красовались божья коровка и тираннозавр… Сейчас у меня 10 татуировок, но это далеко не конец.

Моя самая яркая и заметная – сова со змеиными глазами на крыльях, набитая на груди. Позже ей в глаза я поставила микродермалы (внутрикожное украшение. – Прим. WD). Думаю, это очень необычно – такого еще ни у кого не видела. Кстати, за парой своих тату я ездила в известный на всю Россию питерский салон. Я всегда тщательно выбираю мастеров: изучаю их работы, отзывы клиентов, прислушиваюсь к рекомендациям друзей, учитываю специализацию.

Татуировки воспринимаю как украшение. Особого смысла им не придаю. Мне просто нравятся тату, а точнее, я нравлюсь себе с ними. Да и окружающие чаще относятся положительно к нательной живописи. Мне часто делают комплименты и зовут на фотосессии. Однажды в магазине ко мне подошла девочка со словами: «Боже, она прекрасна! Очень крутая сова! А можно потрогать?».

10 самых модных пляжей Екатеринбурга
Подробнее