Донателла Версаче хочет одеть Елизавету II в черную кожу

Донателла Версаче, похоже, решила взять пример с Карла Лагерфельда и ошарашить всех провокационным заявлением. В одном из интервью она призналась, что хотела бы сшить для королевы Великобритании Елизаветы II кожаное платье.

Донателла Версаче (Donatella Versace), одна из самых талантливых женщин-дизайнеров современности, решила позволить себе небольшую критику в адрес королевы Великобритании Елизаветы II. Донателла заявила, что хотела бы сшить для монаршей особы кожаное платье, так как хочет наконец увидеть ее в чем-то необычном. Креативный директор дома Versace призналась, что хотела бы поработать с 86-летней королевой и освежить ее образ, сшив для нее наряд, который та не надевала никогда в своей жизни. Напомним, что в гардеробе у Елизаветы можно найти сотни похожих костюмов и платьев всех мыслимых оттенков цветового диапозона. Правда, черных нарядов у королевы все же нет. Ее модистка призналась, что с помощью ярких цветов Елизавета хочет выделиться и скрыть свой невысокий рост.

«Если бы я могла одеть любого, кого захотела, я бы выбрала королеву Елизавету: на ней сработает любой наряд. Я бы одела ее в черный – она никогда не носила черный – и, возможно, добавила бы немного кожи. Получилось бы немного рок-н-ролльно», – сказала Донателла Версаче в одном из интервью.

В этом же интервью она рассказала, что мода для нее – не просто красивая одежда, но и своеобразный метод защиты от окружающих. «Мода – это оружие, которое можно использовать, когда в этом особенно нуждаетесь. Я думаю, мой образ заставляет людей думать, что я жесткая и неприступная, но когда они меня узнают поближе, то понимают, что на самом деле я совсем другая. Мода как броня. Она спасла меня в первые годы после смерти Джанни. Мне было сложно жить с этой болью и появляться на публике. Люди постоянно шептались за моей спиной, ведь Джанни был гением, а я в их глазах была просто дизайнером аксессуаров. Было тяжело слышать от людей: "Неужели она займется этим?" Я не хочу выглядеть как мученица. Все это я сказала к тому, что использовала свой образ, чтобы скрыть от всех эмоции и переживания», – добавила она.