«Формула моды – 2016»: 26 коллекций этой весны

Оля Дубчак, «Импульс»

Моя коллекция про молодых девушек, которые покинули родителей и начали самостоятельную жизнь в большом городе. Они то пытаются закрыться от всех, то, наоборот, взбунтоваться и привлечь к себе внимание, пытаются строить из себя крутых девчонок и от этого выглядят еще более мило. Такое импульсивное настроение и послужило поводом для названия коллекции.

Анастасия Типсина, «Барышня-крестьянка»

Идеей модели является совмещение современной и этнической концепции. Творческим источником для создания коллекции послужило известное литературное произведение Александра Сергеевича Пушкина «Барышня-крестьянка». Это современная интерпретация образа барышни-крестьянки. Она не боится экспериментов и в то же время остается верна своим традициям. Здесь прекрасно гармонируют между собой женственность и красота барышни с веселостью и беззаботностью простой крестьянки. Актуальность коллекции обусловлена общим интересом к русской культуре и костюму в современном дизайне.

Соня Сунцова, «Птенчики»

Эта коллекция – в первую очередь не посыл, а исследование. Мне захотелось поэксплуатировать творческий источник (душегрею – русскую традиционную одежду) в прямом смысле, и я вывела его из пассивной среды в активную. Включила в коллекцию и сделала частью композиции. Фрагментарно воспроизвела с оригинала из The Metropolitan Museum of Art, в неожиданном контексте. Это восстановление старого в новом цикле путем цитирования имеет связь и в игре слов – альтернативное название душегреи «перо», трансформируется в авторскую разработку люксового полотна с использованием перьев. Старое и новое существуют в конфликте.

В ассортимент коллекции входят платья-рубашки из шелкового муслина, рукава и юбки из хлопковой органзы, шорты, платья, тренчкот, аксессуары – съемные бархатные баски. После революции вместе с победой материализма душегрея исчезает из обихода, так как никакой души у человека нет, а раз нет, то и греть нечего. Костюм теряет содержание. Полотна ткани вытравливаются (обесцвечиваются). Ткань теряет пигмент, информацию. Отсюда обилие белого. Нефункциональные способы ношения, асимметрия в конструкциях и декоре, присвоение и адаптация чужеродных объектов, унисекс, пение поперек ритма, выстраивание женского тела одеждой – все это не только про мою коллекцию, но и про русский костюм. Потому что деконструкция не в действительности, а в наших корнях. Золотое шитье, многоярусная стежка – традиционные технологии, оживая, диктуют бананам как двигаться на полотнах, фестоны становятся оборками, ластовица – платьем, а рукав – арт-объектом.

Понравились коллекции? Голосуйте на 10-й странице!