Парижский шарм в квартале Бельвиль

В Бельвиле много концертных залов, театров и баров – в некоторых из них когда-то пела Эдит Пиаф. Толпы эмигрантов и творческой молодежи, кутящих в Бельвиле, делают район похожим на нью-йоркский Ист-Виллидж.

Здесь много интересного для туриста (панорамный вид на Париж не хуже, чем на Монмартре) и нет назойливых торговцев. Однако в Бельвиль ступает нога лишь немногих приезжих. Это связано, в первую очередь, с дурной славой квартала, возникшей после фильма «Золотой шлем» 1952 г. о бандитских группировках Бельвиля. Мало кто знает, что это место сегодня не более опасно, чем любой другой район Парижа.

Иностранцам, которые сюда все же попадают, нравится царящий здесь дух космополитизма. Конечно, улицы менее опрятны, по сравнению с бульварами в центре Парижа. Но это потому, что они сохранились со времен Средневековья, и их почти не затронул бум расширения – видимо, в этом кроется одна из причин особого шарма Бельвиля.

Голос Пиаф, названный Марлен Дитрих «душой Парижа», до сих пор часто звучит в концертных залах Бельвиля. Но вместо Национального театра теперь – огромный китайский ресторан. А вместо голоса Пиаф – лягушачьи лапки с имбирем.

О Пиаф напоминают ее могила на кладбище Пер-Лашез и изображающая певицу статуя. В доме Бернарда Маршуа, автора нескольких биографий Эдит Пиаф, две комнаты отведены под ее музей.

Сейчас по кварталу проводятся экскурсии на французском и английском языках. В программу входит общение с местными жителями, многие из которых – художники, очарованные беспорядочным ритмом жизни района и относительно низкой рентой.

«На Эйфелевой башне я чувствовала себя туристом, - говорит итальянский музыкант Лючия Лаззери. – Здесь я могу прикоснуться к живой истории».