Александр Васильев «примерил» на себя итальянскую жизнь

Александр, Ваша манера одеваться очень гармонично смотрится в «интерьерах» таких городов, как наш. Вам «к лицу» Европа в принципе!
Наталья Брусенцова

Спасибо за комплимент!

Находясь в России, Вы как-то корректируете свои образы, адаптируете их к окружающей среде?
Наталья Брусенцова

Никогда и ничего я не корректирую! Может быть, поэтому я так в России и популярен. Если вы смотрите хоть иногда программу «Модный приговор» на Первом канале, то там я вынужден переодеваться каждый раз и появляться в новом образе. В день мы снимаем по четыре программы, и я переодеваюсь восемь раз. Все мои наряды должны быть уникальными и запоминающимися, ну и по возможности элегантными. Хотя фон нашей студии очень яркий, он интенсивно-красный, мы вынуждены носить яркие цвета, которые некоторых вводят в недоумение, как это так? Мужчина в красном или в зеленом, в желтом? Но просто на этом фоне все более спокойные цвета выглядели бы выношенными и полинявшими. Я знаю об этом и правильно использую соотношение цветов.

Вы чувствуете энергию цвета?
Наталья Брусенцова

Я, как владелец нескольких домов и имений, уделяю огромное внимание цветам комнат, в которых живу. Для меня интерьер намного важнее одежды, которую я ношу, поэтому выбор цвета, особенно в гостиных и спальнях, безусловно, соответствует особой энергетике.

Ваша привязанность к прошлому, к старинным вещам и платьям общеизвестна. Вам комфортно в современности?
Наталья Брусенцова

Да, конечно, потому что мое увлечение прошлым приносит очень красивый результат. В год у меня открывается 10, а иногда и более, исторических выставок. Я очень счастлив оттого, что история стала очень популярна и востребована в чем-то благодаря мне. Я считаю, что в прошлом это было не так, особенно в России. Я помню, когда мы только начали работать над «Модным приговором», в титрах писали «историк моды». Половина зрителей говорила: «Что это такое? Кто такое придумал? У моды есть история?», и культурный уровень зрителей сразу пошел вверх. Люди узнали, кто такие историки моды, какие семинары они организуют, какие книги пишут и какие выставки готовят и представляют, какие коллекции собирают.

Хромченко раскритиковала носки с туфлями
Подробнее
Вы хотите сказать, что для россиян команда «Модного приговора» стала единственным «окном в европейскую моду»?
Наталья Брусенцова

Не совсем так. Помимо нас есть еще модные журналы, блогеры и некоторые программы, но количество путешествующих россиян, которые могли себе позволить периодически отдыхать и жить в Европе, сократилось невероятно.

Вернемся к моде. Вы упомянули итальянскую и французскую, а как обстоят дела с русской модой?
Наталья Брусенцова

Потрясающе! Россияне наконец-то повернулись к своим дизайнерам лицом. Сейчас много брендов, таких как «Ульяна Сергиенко», «Алена Ахмадуллина», «Кирилл Гасилин» и других, которые стали наиболее востребованными в России. Все они работают в разной ценовой категории и дизайнерских направлениях, но всем им присущ так называемый русский стиль. Вот сейчас, например, стало модным выходить замуж в кокошнике, женские платья напоминают по силуэту национальный сарафан, принты на русском языке, национальные орнаменты в оформлении. Так что, все складывается неплохо для русской моды.

Есть ли модные бренды, которые работают масштабно?
Наталья Брусенцова

Что вы! В России модельеры работают не для масштабов, им не интересно большое производство. Они работают, чтобы прославиться. Чувствуете разницу? У нас в большинстве своем знаменитые дизайнеры – это женщины, в то время как во всем мире – это мужчины. Чаще всего это жены богатых людей. Сейчас престижно быть модельером и иметь свой модный дом. В России около 100 модных домов, представляете? Но только единицы выдерживают настоящий рабочий ритм – выпуск минимум двух коллекций в год на протяжении хотя бы 10 лет.