Cвидание с девушкой из хорошей семьи

«Мари Клер» все подстроила так, чтобы дизайнер Игорь Чапурин встретился с моделью Элеттрой Росселини Вейдерман, новым лицом Lancome, дочерью Изабеллы Росселини и внучкой Ингрид Бергман. Хотите подслушать разговор?

Чапурин: Чтобы нам легче было общаться, я принес тебе небольшой подарок. Это медвежонок марки Chapurin. Признаюсь, я очень старый и ты для меня как ребенок, поэтому мне захотелось подарить тебе какую-нибудь милую игрушку. Ты готова? (Открывает пакет.)

Элеттра: Вау, он такой милый!

Ч: Его можно брать с собой в самолет для хорошего сна. Наташа Водянова любит класть его под голову.

Э: Спасибо! Он такой замечательный. Честно говоря, мне и твоя коллекция одежды безумно понравилась. Я даже присмотрела себе одно платье…

Ч: У меня сегодня необычная роль – я получаю от девушки комплименты, вместо того чтобы говорить их тебе. Ты в курсе, что комплименты мужчине – опасная вещь? Ну что ж, продолжим наше интервью. Я очень рад за компанию Lancome – у них была красивая история, а теперь необычайно красивое лицо. Мне кажется, это хороший выбор как для тебя, так и для компании. Кстати, у меня с Lancome тоже начинается красивая история – они теперь мои официальные визажисты на показах в Париже и в Москве. Так что сейчас мы с тобой на одной территории.

Э: Это верно!

Ч: Если вдруг ты будешь в Париже 6 октября, я буду рад тебя видеть на своем показе.

Э: Я очень надеюсь, что буду там.

Ч: Возможно, в другом ключе: я слышал, что ты не против работы на подиуме.

Э: Ну что ты, я уже слишком стара для этого!

Ч:Лукавишь! Рядом с тобой я чувствую себя очень-очень взрослым дядей... Итак, я попробую задавать тебе вопросы, и если тебе они не понравятся – просто не отвечай. Ты считаешь себя гражданином мира?

Э: Пожалуй, нет.

Ч: Тогда кем?

Э: Девчонкой, которой повезло в жизни.

Ч:Мне всегда было интересно: какие ассоциации у тебя возникают, когда говорят о России (кроме матрешек, водки и икры, разумеется)?

Э: В первый раз я приехала в Москву в 1991 году зимой, тут все было совсем по-другому, и даже люди какие-то другие. Теперь я здесь с Lancome, и вижу, как все изменилось. Другой город, другие лица, да и погода совсем другая. (Смеется.) Ну а если говорить более конкретно, то, когда я думаю о России, я думаю о цветах, форме, архитектуре, всяких абстрактных вещах.

Ч:Очередной вопрос времени… Когда я улетал из Парижа, я увидел новую линию Lancome для мужчин. У меня не было времени вникать в подробности, но мне показалось, что она для взрослых мужчин. Несмотря на то, что я достаточно взрослый, у меня не поднялась рука купить хотя бы один продукт. Очень не хочется сознаваться в том, что уже пора.

Э: Все мои друзья, которым 23–24 года, просто умоляют меня подарить им средства Lancome Homme.

Я думала, мне всегда будет 21 год. Но, увы, я становлюсь старше.

Ч: Ладно, учту (смеется). Но понимаешь, мы все боимся своего возраста. Я говорю тебе это потому, что ты еще не задумываешься о таких вещах.

Э: Вовсе нет! Я думала, что мне всегда будет 21, но я становлюсь старше.

Ч: Я уверен в том, что все зависит от твоего внутреннего состояния. Я никогда не думаю о возрасте, никогда не анализирую, и мне очень легко жить. Хотя мне сейчас 39 – это все-таки не 40. Посмотрим, что будет в следующем году. Скажи, а где ты живешь?

Э: В Нью-Йорке.

Ч: Тебе нравится этот город?

Э: Да, очень. Ведь я там родилась и выросла.

Ч:Я никогда не был в Штатах. Но знаю, что когда-нибудь непременно туда поеду. Точно так же, как когда-то я очень долго изучал Англию и мечтал попасть в Лондон, но обязательно с правильным настроением, правильной целью. И в первый раз я попал туда всего два года назад, а сейчас бываю в этом городе минимум раз 10 в год. Я жду, что и с Америкой у меня случится такой же роман.

Э: Нью-Йорк и Лондон очень сильно отличаются. Но я уверена, что тебе там понравится.

Ч:Я чувствую, что Нью-Йорк своим бешеным ритмом похож на Москву. Вот, например, во сколько ты просыпаешься?

Э: Cегодня я встала в три, а обычно дома в Нью-Йорке я встаю в девять.

Ч: В Нью-Йорке красиво утром?

Э: Иногда… Все зависит от направления ветра. Там, где живу я, стоят маленькие домики – как в Лондоне. В общем, очень мило и спокойно.

Ч:Существует стереотип, что Нью-Йорк – это широкие авеню, такси и небоскребы.

Э: Так выглядит только Пятая авеню, Мекка туристов. Но это всего лишь одна улица в Нью-Йорке. Остальной город выглядит иначе.