Cвидание с девушкой из хорошей семьи

Ч:Мы все живем в клише – Россию ассоциируют с водкой и матрешками, а для меня Нью-Йорк – это желтые такси и небоскребы. А с каким настроением ты обычно просыпаешься?

Э: Всегда с хорошим.

Ч: Я тоже просыпаюсь с хорошим настроением, но потом я вспоминаю все свои проблемы... Ты долго размышляла перед тем, как подписать контракт с Lancome?

Э: Поверь, они потратили на размышления гораздо больше времени, чем я.

Ч:Мы все по-разному вопринимаем новости. Что ты почувствовала в ту минуту, когда получила звонок с новостью, что тебя хочет заполучить Lancome?

Э: Сначала радость, затем – паника. А потом я подписала контракт и поехала пить мартини.

Ч: Но положительные эмоции преобладали?

Э: Я не осознавала, насколько это серьезно, но для меня это был значительный шаг.

Ч:Еще раз поздравляю тебя! Lancome – компания с историей, и эта история мне нравится. Когда я слышу «Lancome», это вызывает самые сложновысокие ассоциации. Моя мама пользовалась их косметикой, так что она как будто пришла из прошлого.

Э: У меня тоже, как ни странно. (Смеется.)

Ч: Что тебе больше всего нравится в твоей новой работе?

Э: Потрясающая возможность путешествовать! Я была в Японии, Южной Корее, сейчас я в России, это здорово. Конечно, сначала я нервничала – я была уверена, что с подписанием контракта моя жизнь должна кардинально изменится. Но это театр, и я в некотором роде чувствую себя актрисой. Вот, например, сейчас на протяжении целой недели я изображаю принцессу, а потом по возвращении домой снова влезу в джинсы и буду вести свою обычную нью-йоркскую жизнь.

Ч: Я представляю, каково это для молодой девушки: когда ты ездишь по миру и во всех городах видишь плакаты со своим изображением! Я сейчас говорю не о тщеславии, а о чувственности.

Э: Когда я вижу свое лицо в журналах, я не чувствую смущения, но когда вижу большие баннеры на улицах, то обычно отворачиваюсь и перехожу на другую сторону.

Ч: Желаю, чтобы и дальше так продолжалось. Ты знаешь, для некоторых популярность становится тяжелым грузом.

Э: У меня есть друзья, которые не дают мне заболеть звездной болезнью.

Сначала яобрадовалась, затем была паника. А потом я подписала контракт и поехала пить мартини.

Ч:С кем ты в первую очередь посоветовалась, принимать ли предложение стать лицом такой серьезной марки?

Э: Не помню, чтобы я с кем-то советовалась. Я спросила себя, нужно ли мне это, подписала контракт, а потом рассказала об этом близким.

Ч:Я так сложно задал вопрос, чтобы выяснить, насколько ты самостоятельна.

Э: Полностью! В таких решениях нельзя ни на кого полагаться.

Ч: Мой стереотип: девушка из Нью-Йорка должна быть очень независимой.

Э: Да, мы такие!

Ч:Тебе нравится ходить по подиуму, получаешь ли ты от этого удовольствие?

Э: Я перестала участвовать в показах три сезона назад – решила, что я слишком толстая и старая для этого!

Ч: Снова лукавишь! Ты такая худенькая – наверняка сидишь на какой-нибудь хитрой диете?

Э: Нет, к счастью, подобным телосложением меня наделила природа. Единственное, что я делаю, это пью много воды и стараюсь обходиться без фастфуда. Ну и спорт, безусловно! Причем мне абсолютно все равно, чем заниматься: сегодня это может быть пилатес, завтра – йога, послезавтра я пойду в бассейн.

Ч: О секретах красоты тебя, наверное, спрашивать бесполезно. Ведь твой основной секрет – это молодость…

Э: Конечно! (Смеется.) И еще здоровый сон. Кстати, я очень много внимания уделяю очищению кожи и защите от солнца. Я уверена, что если этого не делать, то через пару лет никакой крем не поможет!