Александр Великий

Британские дизайнеры покоряют Москву. На улице Кузнецкий Мост открылся фирменный бутик Александра Маккуина.

Два этажа неземных платьев и фантастических аксессуаров. ELLE расспросил Александра про красоту, театр, Шекспира, ведьм и принцесс.

Вы продолжаете традиции haute couture, несмотря на то что формально Вы делаете коллекции готовой одежды. Иногда очень трудно представить себе обычную женщину, которая сможет носить Ваши платья. Для кого Вы создаете их — для принцесс или для ведьм?

И для тех, и для других! Образ прежде всего должен отражать внутренний мир женщины, ее характер и индивидуальность. Я не хочу быть поверхностным, и моя одежда — о чувствах, которые внутри каждой.

Сейчас мода становится чересчур прагматичной, но Вы остаетесь верны себе, создавая действительно красивую одежду, и никто не может обвинить Вас в коммерции. Значит, все же красота спасет мир, не так ли?

О, я очень надеюсь! Мало что, кроме нее, на это способно. Согласитесь, ведь лучше жить в мире, хотя бы отчасти наполненном фантазией. Этому миру просто необходимо больше фантазии и сказки.

Вас называют enfant terrible, и Ваши шоу всегда шокируют людей. Тем не менее мир моды восхищается Вами и обожает Вас, так же как и все женщины. Однако Вам будто нет до этого дела – почему?

Потому что я всего лишь делаю одежду. Конечно, мне не все равно, что говорят обо мне люди, но это не оседает в моей голове надолго. Я сконцентрирован на работе. Понимаете, для того чтобы радовать людей, есть моя одежда, не я. Я здесь не для того, чтобы говорить с людьми и этим улучшать им настроение, я здесь для того, чтобы одевать людей.

Когда Вы работали в театре, какие костюмы были самыми сложными?

Это была постановка «Отверженных». Главная трудность заключалась в оригинальном крое начала XIX века. Мы конструировали выкройки в соответствии с современными понятиями о крое, но все же основываясь на силуэте и лекалах того времени. Пришлось немало потрудиться и выучить несколько новых способов кроя.

Одежда, которую Вы создаете, Ваши шоу — есть ли в Вашей сегодняшней работе отголоски того театрального прошлого?

Конечно. Всегда. Каждый мой показ — метафора того, через что я прошел за последнее время.

Вы любите Шекспира?

О да!!! На самом деле у меня даже есть татуировка на плече. Хотите по­смотреть? Вот. Это цитата из сонета Шекспира: Love looks not with eyes, but with the mind.

Вас всегда считали странным дизайнером, но после Вашего последнего показа коллекции осень — зима этого сезона некоторые начали говорить, что Вы — дьявол!

О, конечно! Я дьявол, я антихрист! Разве вы не видели мою татуировку 666? Показать?