Жизнь после подиума: 12 историй королев красоты

Катерина Миронова, участница 2006 года

Мне было 18, когда я прочла в газете объявление о конкурсе «Новые лица» для девушек модельной внешности. Возраст непростительно велик для начала карьеры в моделинге. Требовался рост от 175 сантиметров, параметры, близкие к 90–60–90, возраст до 21 года. Надо было знать меня до этого момента, чтобы понимать, на какой путь я ступила. Я росла среди старших братьев, не красилась, на каблуках ни разу не стояла. А стиль и вовсе был рэперский: широкие штаны, толстовки, огромные кроссовки, кепки. Если у меня и была фигура, о ней никто не догадывался из-за мешковатой одежды. На сам конкурс удалось попасть только через несколько лет, за это время я обучилась в школе моделей, сменила имидж, успела разочароваться, что никуда не получается уехать поработать моделью. Рада, что ошиблась – через два месяца после конкурса я уже успешно работала в своем первом заграничном агентстве. Это была эйфория: бывшие до этого мечтой журналы Harper’s Bazaar, Elle, Cosmopolitan, показы для известных дизайнеров, съемки в телевизионных рекламных роликах стали явью. Ни на секунду не жалею, что связала свою жизнь с моделингом. Сейчас я уже изредка выезжаю работать моделью за границу, работаю скаут-директором в агентстве «Русский блеск», фотографирую, продюсирую конкурсные проекты, в прошлом году издала книгу «Modeling. 99 процентов погружения». Совет участницам – верить в себя, развиваться, учить языки, самосовершенствоваться, помнить, что моделинг любит не только красивых, но и умных.