Интервью

Ксения Князева: «Не хочу рубить деньги за полиэстер»

Бренд Ksenia Knyazeva существует уже седьмой год и каждый сезон поднимает планку в качестве и авторском подходе. «У нас нет культуры потребления одежды, – говорит дизайнер. – И мы – маленькая капля в море, которая пытается привить людям вкус, дать нашим женщинам понять, что они достойны авторской одежды, жаккардов, вышивок ручных. И приучить к хорошим вещам, доступным по цене».

Для интервью мы встречаемся в шоу-руме, где летние модели на вешалках соседствуют уже с новым осенним сезоном. А Ксения делится: «Почти уже закончила весну 2017-го года, лето дорисовываем. В середине августа уже всей командой приступим к разработке осень-зима 17/18».

– Где вы черпаете вдохновение в 2016 году для весны 17-го?
Ксения Князева

— Раньше черпала из интернета. Когда была настолько далеко от фэшн-бизнеса, что не знала, когда какую коллекцию готовить. Потому что моя основная аудитория сидела в интернете и покупала здесь и сейчас. А теперь я отталкиваюсь от персонажа и погружаюсь в эпоху, вплоть до мелочей. Как пили, что ели, в чем ходили, какие произведения искусства были популярны. Все это складывается, и оттуда вдохновение берется. Летом у нас была девчонка из 70-х, времена молодости моей мамы. Осень – Гертруда Литгоу, роковая женщина 30-х годов, королева бутлегеров. Загадочная, как ирис, и неуловимая, как стрекоза. Дальше будет русалка. При этом есть хиты продаж: мы знаем, что должны сделать такое-то количество длинных платьев, коротких, обязательно пальто. Но у каждого пальто свой шарм и свое настроение в зависимости от той темы, которую мы выбрали.

Российский дизайнер перенесла на одежду Петербург
Подробнее
– А насколько важно, чтобы модели соответствовали общемировым трендам? Например, сейчас очень популярны открытые плечи…
Ксения Князева

— Вообще не ориентируюсь на тренды и сейчас объясню свою позицию. Я смотрю на вещи с коммерческой точки зрения. Понимаю, что если наделаю моделей с открытыми плечами, то их плохо продам. Раскрою секрет: есть мировые тренды, которые задаются на ведущих подиумах мира, но это не значит, что эти тренды продаваемые. Люди, которые хорошо разбираются в трендах, покупают в другом ценовом сегменте – в люксовом. А мы работаем в сегменте «средний плюс». И поверьте мне, среди российских женщин тех, которые разбираются в моде, небольшой процент. Не зря у нас сейчас столько программ на телевидении, которые учат одеваться. Российской женщине некогда иногда даже в интернет залезть, чтобы проследить, что там носят. Это не я так придумала – у меня есть несколько байеров в Москве и Питере, а есть региональные, около 40. И я примерно представляю, что за барышня, которая нас купит. Для нее важно, чтобы это было с подиума, потому что мы так и позиционируем себя: доступные вещи с подиума. Чтобы это было красиво и снаружи, и изнутри. Потому что большинство наших женщин не знает, что такое люксовая вещь. Когда ты разворачиваешь и понимаешь, за что платишь. Если она возьмет бренд Ksenia Knyazeva, там все на подкладке, никаких оверлоков, швов, а если нет подкладки, то все швы запечатаны. К каждой этикетке лежит запасная пуговичка и кусочек ткани, чтобы можно было сдать в химчистку и протестировать, как эта ткань себя ведет. У нас нет культуры потребления одежды. И мы – маленькая капля в море, которая пытается привить людям вкус, дать им возможность носить вещи с характером. Дать понять, что они достойны авторской одежды, жаккардов, вышивок ручных. Что обычная девчонка может купить платье, в котором будет какой-то изюм плюс история. Считаю, это целая миссия, которая поможет что-то изменить. И приучить женщин к хорошей одежде, но доступной по цене.

– В одном из интервью вы сказали, что ваш супруг хочет, чтобы бренд Ksenia Knyazeva конкурировал с Zara. Вам важно такое массовое распространение?
Ксения Князева

— Мой супруг – человек другого склада ума. Моя миссия как женщины – нести красоту другим женщинам, я искренне очень хочу, чтобы все красивые ходили. Мой супруг говорит: «У тебя классная миссия, Ксюша, но надо на этом зарабатывать. Давай-ка мы сами заработаем на этом и дадим другим». Вы когда в Zara приходите, вы иногда вещи берете на три стирки. Это огромный холдинг, и они не заморачиваются c качеством, как мы. Так что мы стремимся к ним не с точки зрения массовости, а с точки зрения построения бизнеса. Хотим делать индивидуальные вещи, но чтобы наши магазины были в каждом крупном городе и там было все продумано до мелочей. Хотим структуру перенять. Не опускаться по качеству – мы там были, мы начинались с плохого. С каких-то футболок, с полиэстера, который стыдно продавать за сегодняшние деньги. Наша задача не скатиться в сегмент «для всех», а сделать так, чтобы сегмент «выше среднего» был многим доступен. В каждом городе чтобы вся система работала как часы. С 2010 года существует бренд, и за это время столько шишек набили, что я думаю: почему бы не начать какие-то мастер-классы, чтобы направить людей по правильному пути. Первые долги, в которые мы влезли, – 7 тысяч долларов, огромная сумма для нас была, и мы эти деньги неправильно вложили. Мне очень жаль российских дизайнеров, потому что они выходят из наших вузов (а я брала на стажировку и знаю, кто это) – как инопланетяне. Нужно очень много разъяснять. Начиная от того, как сделать модель, чтобы она продалась, как ее произвести, чтобы по срокам и качеству не подвести никого. Чтобы она через два дня не развалилась и тебе не принесли ее обратно.

– То есть когда шесть лет назад вы начали, думали, что все будет легко и просто?
Ксения Князева

— Да если бы знала, что все так сложно, не начала бы ни за что! Я была журналистом, как и вы. Работала на Первом канале за очень небольшие деньги. Личная жизнь? Зачем? Вот тебе оператор, если он не женат, можешь обратить на него внимание. Я ненавидела метро, особенно по утрам. Пять лет так жила, сначала в Пензе, потом в Москве. И поняла: надо что-то менять.

Не каждый журналист, решив, что надо что-то менять, пойдет в дизайнеры…
Ксения Князева

Есть еще промысел Божий. Рисовать я умела с детства, ходила в студию. Мне очень нравились бумажные куклы, рисовала им детей, мужей. И всем им наряды лепила. То есть это был один из вариантов для меня в перспективе. Просто потом я о нем забыла. Когда мы шили фартук в восьмом классе на трудах, думала: точно не мое. Кстати, вот сейчас вспомнила, как мне учительница говорила: «Это тебе в жизни пригодится!» А я смеялась в ответ: «Вот этой ерундой я заниматься никогда не буду!». В итоге, вот занимаюсь.Начали с футболок: я рисовала акварельными карандашами принты, каких-то смешных животных. И они продавались хорошо. Если сейчас забить в Интернете «артболка», можно найти наши модели. Потом их начали делать все, кому не лень. Я перешла на платья с принтами. А потом кредит и первый контракт, подписанный с магазином Wildberries. Первую партию товара там выкупили за сутки. И нам пришлось взять кредит, чтобы сшить еще.

– Вы сказали, что начинали с плохих тканей. А как сейчас выбираете материал?
Ксения Князева

— Ткани у нас со всего мира, главное – покупать не у нас. Я несколько лет подряд сама ездила на рынки в Китай, нашла шикарные фабрики в Стамбуле, индийское шитье в Дубае… У нас партнеры практически по всему миру. А вот шьем на российских производствах, которые не хуже итальянских.

Нижнее белье как тренд: звезды в пеньюарах
Подробнее
Ноги от ушей: 20 самых длинных и соблазнительных
Подробнее
– Когда вы рассказываете иностранным партнерам про свой бренд, что описываете как свой фирменный стиль?
Ксения Князева

— Нас любят за длинные платья. Очень много клиентов в Грозном, например. Но мне и секса хочется добавить иногда. И я добавляю! Они, правда, не берут, но берут другие города. Считаю, что секрет нашей фирмы: мы продаем не одежду, а настроение. Если женщина зашла в примерочную, нарядилась и поняла, что не хочет это снимать, значит, мы добились, чего хотели. Стараемся угодить каждой.

– Да, кстати, обратила внимание, что Корнелия Манго появляется в ваших нарядах. Значит, девушкам с формами тоже можно не бояться вашего бренда?
Ксения Князева

— У нас размерный ряд до 52-го. Сначала я шила до 46-го (мой размер), но потом ко мне пришли менеджеры по продажам и сказали, что все нормальные девчонки начинаются от 46-го, и это будет покупаться. Не все модели можно так шить, но есть такие, которые очень выигрышно смотрятся на формах.

16 моделей plus size, которые произвели революцию в мире красоты
Подробнее
– Российских дизайнеров все время обвиняют в завышенных ценах. Из чего складывается цена ваших вещей?
Ксения Князева

— Коллекция складывается не просто из тканей и швей. Она состоит из художников, которые нам сейчас в Праге рисуют принты. Во Франции мы эти принты наносим на хлопок и вискозу. Под Владимиром шьем это все на фабриках, потом в Москве разрабатываем образцы. В общем, это такой большой процесс, к которому подключено несколько государств. У нас есть женщина, которая каждую единицу продукции – а мы шьем 150 моделей в сезон, по 100 единиц каждая – проверяет. Ни одна торчащая нитка, ни один кривой шов не пройдет. И у нас бывает, что целая партия заворачивается обратно.

– Неужели нет соблазна на каком-то моменте сэкономить?
Ксения Князева

– Мне жалко своего имени. Не хочу, чтобы говорили, что Ксения Князева рубит деньги за полиэстер.

– С высоты своего опыта какой бы совет дали начинающим дизайнерам? Тому, кто отшил дома 50 юбок и хочет их продать.
Ксения Князева

– Только посочувствовать могу. Прежде чем отшивать и вкладывать куда-то деньги, нужно понимать, для кого ты шьешь. И главное – где будешь продавать. Хочешь быть посредственным дизайнером, выставляющим пять вещей на Sunday Up Market, – будь готов, что тебе может и на жизнь даже не хватить, не то что на закупку новых тканей. Я бы на месте начинающего пошла на стажировку в какую-нибудь компанию.

– Грядет осенний сезон, для которого вы выпустили эффектную коллекцию Bahama Queen. И ваш показ в рамках Mercedes-Benz Fashion Week Russia выглядел эффектно и драматично. По вашему мнению, когда покупательница приобретет вещь из новой коллекции, какое настроение она захочет передать своим обликом? Она сможет так пойти в офис, например?
Ксения Князева

— У меня есть отдельно капсула офисного стиля, я ее не демонстрировала. Есть вещи для подиума, а есть для жизни. Но все с изюмом. Например, кейп будет продаваться с красивой отделкой, но без вышивки, как на показе, потому что она для походов на работу ни к чему. С чувством собственного достоинства, изысканная – 100% будет это ощущать девушка, когда надевает кейп. Это же не бомбер, в котором в метро можно виснуть на перекладине. Она в нем сядет в машину и поедет, ногу на ногу положив. Это мироощущение, которое невозможно словами передать. Я за то, чтобы женщина оставалась женщиной. Мы сами куем свое счастье и воспитываем своих мужчин. И как мы перед ними являемся, такое отношение и получаем.

Дженнифер Лопес: «Главное для женщины – любить себя»
Подробнее