Эксклюзив

Как создавали легендарные платья Людмилы Гурченко

Коллеги о Людмиле Гурченко

Максим Аверин, артист:
Максим Аверин (Maxim Averin)

— Мы познакомились перед проектом «Марковна: Перезагрузка», где работали вместе. На нашей первой встрече в кафе на Патриарших я прочел ей все, что люблю, а она в ответ начала рассказывать краткое содержание «Глухаря» и сказала: «Мне нравится, как ты это делаешь: улыбаешься, а потом – раз, в глазах печаль, и черное пальто…»На тех съемках график был сложнейший: работали часов до 4 утра, а в 6 она снова была на студии. Но ни разу не показала, что устала. Помню, у нас должна была быть досъемка в центре города. Я приезжаю и говорю: «Людмила Марковна, вы успели отдохнуть?» Она жутко обиделась тогда: «Разве можно женщине такое говорить?»Гурченко не ассоциируется с прошедшем временем. Она есть и сейчас. Сколько прошло времени с ее ухода? Пять лет… Примерно столько же существует мой моноспектакль «Все начинается с любви» (актер читает в нем стихотворения, поет, рассказывает о съемочном закулисье. — Прим. «Антенны»), и за эти годы его программа меняется, но ту часть спектакля, где задействована она, наш эпизод из «Марковна: Перезагрузка», я не могу до сих пор убрать. Артист жив, пока о нем помнят.

Кристина Орбакайте, актриса:
Кристина Орбакайте (Kristina Orbakaite)

— Мы познакомились с Людмилой Марковной, когда мне было всего 17 лет. Я играла принцессу Фике в фильме «Виват, гардемарины!», а она – мою мать, герцогиню Иоганну Ангальт-Цербстскую. Мне повезло, что я сразу попала под ее крыло. Людмила Марковна не всех к себе приближала, а мы с ней быстро нашли общий язык и много времени стали проводить за разговорами не только творческими, но и житейскими, бытовыми, нам всегда было о чем пошептаться. Маму свою я видела редко, не обо всем могла ей откровенно рассказать, а у Людмилы Марковны могла спросить все, что у мамы не могла. Я уже часто рассказывала эту историю о том, что в детстве у меня был небольшой комплекс из-за внешности. Встречались некоторые любители пройтись по моему профилю. Как-то рассказала об этом Гурченко, на что она, выслушав, ответила: «Что ты мучаешься? Ты этим носом себе дорогу пробила!» И меня так отпустило, так стало хорошо и спокойно, на все стало абсолютно наплевать. Позже мама всегда шутила: «Значит, я ей сто раз это повторяла, она не слушала, а как Гурченко сказала, так ее отпустило». Ну вот так получилось. Спасибо Людмиле Марковне за все. Это такой бесценный опыт. Ты всегда находишься во власти ее обаяния, даже забываешь слова своей роли, только следишь за ее движениями, интонациями, впитываешь все как губка. После «Гардемаринов» мы еще снимались с Людмилой Марковной в музыкальном телефильме «Женское счастье» в 2000 году и позже, где бы мы с ней не встречались по жизни, мы всегда тепло обнимались, и нам всегда было о чем друг другу рассказать.

Владимир Кристовский, солист Uma2rman:
Владимир Кристовский (Vladimir Kristovsky)

— Для тех, кто родился в Советском Союзе, первой в музыке всегда была Алла Пугачева, а в кино, конечно, Людмила Гурченко. Помню ее в «Карнавальной ночи» какого-то лохматого года, когда меня еще и на свете не было, в картине «Любовь и голуби» и во многих других фильмах. А познакомился с ней, когда для новогоднего концерта нашей группе предложили исполнить в дуэте с Людмилой Марковной «Проститься». Получилось душевно. Второй раз встретились во время работы над песней «Любовь на сноуборде». Я тогда хотел, чтобы партию в припеве исполнила оперная певица. А потом передумал, когда вспомнил о Гурченко. Согласилась она на нашу авантюру быстро. Да и запись прошла легко. Людмила Марковна должна была исполнять только строчку «любовь на сноуборде». Только Гурченко не знала, что такое сноуборд, не могла выговорить это слово, смешно его коверкала, потому что не понимала, о чем речь. Я ее поправлял, чтобы произношение не хромало. Она не обижалась и повторяла снова и снова. Смеялась. На записи все это осталось. На самом деле Гурченко была большая умница и профессионал, работать с ней было очень легко. Никакой пафосности. И результат нам понравился – получилось необычно, она очень по-актерски спела.

Владислав Третьяк, хоккеист, трехкратный олимпийский чемпион:
Владислав Третьяк (Vladislav Tretyak)

— Мне кажется, я знал Людмилу Марковну с детства. Каждый Новый год с нетерпением ждал «Карнавальной ночи». Родители укладывали детей спать, и мы лежали на полу и слушали музыку из этого фильма… Потом мы познакомились с Людмилой Марковной, встречались в московском Английском клубе, на мероприятиях. Она приезжала на Олимпиады, участвовала в капустниках, которые проводил Николай Озеров. И часто исполняла со сцены песню «Команда молодости нашей», которая стала гимном всех спортсменов.Каждая встреча с Людмилой Марковной была как праздник. Она любила и анекдоты послушать, и посмеяться. Помню, когда говорил: «У меня три внука, я дед…», она отвечала: «Никому не рассказывай! Какой ты дед? Посмотри на себя в зеркало!».Людмила Марковна интересовалась спортом, болела за нашу сборную по хоккею. Смотрела матчи, особенно переживала, если играли с канадцами. Когда мы выигрывали, звонила и поздравляла. Она была патриоткой, говорила: «Горжусь вами».Сама Людмила Марковна, насколько я знаю, спортом не занималась, но говорила, что делает гимнастику и зарядку по утрам. И диету соблюдала – тоже своего рода спорт, это характер надо иметь, не каждый может себе позволить отказаться от пирожного. Поэтому она всегда была в форме и так легко двигалась на экране.