Снежная королева

Диадемы вышли из моды почти век назад. Однако этот факт не мешает ювелирам по-прежнему создавать их, а нам — придумывать, как и с чем их носить.

диадема: фото
диадема: фото

Вот вы о чем мечтали в пятнадцать лет? Нет-нет, речь тут не о неразделенной любви к парню по фамилии Тюнин из одиннадцатого «В». И не о пластической операции по коррекции формы носа. И не о главной роли в фильме Никиты Михалкова.

Ну ладно, может быть, мечтали — это чересчур сильное слово. Можно сформулировать по-другому. Что вам очень-очень хотелось купить в пятнадцать лет? Джинсы фирмы Rifle? Открытый автомобиль, магнитофон, длинный шарф и маленькую собачку — как планировала актриса Немоляева в фильме «Курьер»? Я спрашиваю не только из любопытства — хотя это ужасно любопытно. Просто, по одной из многочисленных психологических теорий, мечты детства и юности имеют куда большее влияние на нашу взрослую жизнь, чем нам кажется.

Когда пятидесятилетний мужчина покупает мотоцикл, а тридцатилетняя женщина отводит комнату площадью 20 квадратных метров исключительно под стеллажи с туфлями на шпильках — это как раз тот самый случай. Четыреста девяносто девятые туфли и настоящий «Харлей Дэвидсон» — это подарки себе, но не теперешнему, а на десять — двадцать — тридцать лет моложе. Когда-то эти вещи были недостижимой мечтой. А теперь — теперь пожалуйста, сколько угодно можно себе позволить. Даже если не очень нужно. Или совсем не нужно.

По той же самой теории, эти подарки себе, только маленькому, говорят о человеке куда больше, чем он хотел бы рассказать. Но зато они помогают избавиться от многолетних комплексов, терзаний и даже страшных снов. Вот, например, ювелирное изделие диадема — или, как сказали бы у нас в детском саду, корона. Зачем современной девушке корона? На работу в короне не пойдешь. На свидание — тоже. Даже ужинать в ресторане «Турандот» в короне — это как-то чересчур. К тому же другие посетители могут принять обладательницу диадемы за хостесс и начать умолять отыскать им столик без предварительного заказа.

И тем не менее — большие ювелирные марки вроде Chaumet выпускают диадемы. Делают реплики ювелирных изделий, которые изготавливали для королевских домов сто или там двести лет назад. Зачем? Вряд ли только для того, чтобы поддерживать собственные славные традиции. Если делают — значит, это кому-нибудь нужно. Очень интересно — кому? Например, посетительницам благотворительного бала White Tie & Tiara Ball, который ежегодно устраивает Элтон Джон. Диадема на голове — строгое требование. Подозреваю, что для того, чтобы явиться на этот праздник в короне, вовсе не обязательно быть женщиной. Хотя, как говорят знающие люди, некоторые дамы приходят все-таки без диадем — и ничего, их пускают.Я думаю, что у женщин, пренебрегающих диадемами, наверняка все было хорошо с хореографией в детском саду. И им наверняка на Новый год поручали исполнять танец снежинок. А снежинкам, если вы помните, положены диадемы из мишуры.

В нашем детском саду в снежинки брали не всех девочек. А только тех, кто хорошо танцевал. Трех-четырех самых косолапых вместе с мальчиками наряжали зайчиками. И, признаюсь, этот новогодний утренник был сущим адом — нужно было держать лицо и не рыдать от унижения, прыгая в дурацком костюме с ушами перед умиленными родителями. Рыдать можно было только дома — и вот тогда мама, тетя и бабушка вместе брались за дело и шили восхитительный костюм снежинки. И обкручивали мишурой проволоку — да так, что диадема получалась великолепная.

Да только что толку. Скажу честно — если бы меня вдруг позвали на бал к Элтону Джону, я бы раздобыла корону. Хотя, надо смотреть правде в глаза, туда меня вряд ли позовут. Но можно и самостоятельно устроить вечеринку, где все обязаны быть в диадемах — хоть из платины, хоть из мишуры. В конце концов, домашние вечеринки — это сейчас очень модно.

Я сейчас даже подумала — а что, если попросить у мужа диадему в подарок на Новый год? Хотя, если честно, от костюма зайчика я тоже не отказалась бы.