О чем говорят наши украшения

Сокровища памяти

Украшения уже не сковывают нас жесткими рамками условностей, как это было всего сотню лет назад: тогда носить драгоценности в дневное время могли лишь куртизанки. Для многих из нас настоящие драгоценности были и остаются чужеродными. Некоторые женщины предпочитают более потаенные, более эмоциональные смыслы украшений – заключенные в единичных авторских работах или в этнических поделках. «С ними я вновь ощущаю ветер далеких стран, в них – звуки восточного базара, аромат жасмина и пряностей», – говорит 38-летняя Алина. «Очень часто человек одевается не столько ради социального послания вовне, сколько для личного комфорта, для себя, – объясняет Ольга Вайнштейн. – Он привык к этим украшениям, и, если он их не наденет, его личное пространство не будет защищено. Кстати, поэтому потеря какого-то украшения иногда сопровождается несоразмерной паникой, будто человек теряет часть себя: так переживается «размыкание» телесного контура». Мы привязаны к этим предметам, мы окружаем их мифами и суевериями, а потому они становятся для нас вместилищами памяти и бесценными сокровищами – независимо от их цены.

Мужчины и их украшения

Ведущая функция мужских украшений – свидетельствовать о положении в обществе и финансовом достатке, считает культуролог Ольга Вайнштейн*.

«Для классического делового стиля в европейской традиции характерны стандарты эстетического минимализма, что подразумевает небольшой набор украшений: это неброское кольцо, обручальное или с печаткой, запонки, булавка или зажим для галстука. Из нательных украшений это может быть золотая цепочка, но ее не принято демонстрировать, и ее использование больше распространено в южных странах. Итак, сдержанность в украшениях свидетельствует о том, что мужчина принадлежит к деловым кругам. Противоположная модель – богемный стиль. Это люди творческих профессий: художники, музыканты, архитекторы. Здесь допустима гораздо большая вольность: по нескольку колец на руках, кольца с крупными камнями, серьги в ушах, цепочки, бусы, кулоны. Активное использование аксессуаров здесь сочетается и с более размытым гендерным стандартом: муж-чины могут носить длинные волосы и яркие цветные рубашки – это все является знаком человека свободной профессии и также показывает его социальную роль.Еще один пласт – это подростковая субкультура. Здесь украшения играют совсем другую роль: они указывают на принадлежность к сообществу, к своей группе, что очень важно для переходного возраста. Многие подростковые субкультуры используют избыточные сигналы, чтобы отличать «своих» от «чужих»: например, у «готов» – крупные металлические цепочки, кольца с черепами и шипованные браслеты»

.

* Ольга Вайнштейн – доктор филологических наук, автор книги «Денди: мода, литература, стиль жизни» (НЛО, 2005).