Классики и современники

Чьей руке принадлежат украшения, что вы носите — эта тема сегодня не менее популярна, чем разговоры о том, кто из главных поваров готовил закуски для вашей последней вечеринки, или чьи картины висят у вас в гостиной.

Этим летом Дэмиен Херст представил публике свою работу: череп, инкрустированный бриллиантами. И тут в прессе разыгралась настоящая буря — что это? Искусство? Ювелирное украшение? Автор заставил задуматься над этим вопросом, но готового ответа, конечно, не дал.

Вне привычного контекста эта груда драгоценных камней, представленных как художественный объект, превратилась из символа неприличной роскоши в манифест художника. Это же событие привлекло внимание публики к дизайнерам-ювелирам, известным раньше только в узких кругах экспертов и коллекционеров. Внезапно бриллианты стали модными арт-объектами, а ювелиры, работающие с ними, попали в разряд художников. Тем временем целая плеяда популярных британских художников — таких, как Сэм Тэйлор-Вуд, Ноубл и Вебстер, Марк Куинн — принялись за создание ювелирных изделий. И начали продавать их по ценам, невиданным для произведений признанных мэтров ювелирного дела.

Когда у вас дома висят работы современных художников, странно появляться на людях в бабушкиных жемчугах.

Конечно, такие предметы бриллиантовой роскоши — скорее исключение из правил. Однако общая тенденция к созданию более «артистичных» украшений прослеживается достаточно ясно. «Бриллианты и дизайн — вот что сейчас востребовано», — утверждает Джоанна Харди, директор ювелирного подразделения аукционов Sotheby’s в Лондоне. Представители аукционного дома Christie’s также сообщают, что художе-ственная ювелирная продукция переживает подъем: «Современное ювелирное искусство процветает — за произведения дизайнеров с мировым именем дают хорошую цену, и коллекционеры вкладывают сред-ства в украшения, как в предметы искусства».

Наш вкус развивается, становясь утонченнее: мы все больше ценим произведения отдельных мастеров, предпочитая их массовой продукции. Из фетиша для состоятельных чудаков и предмета желания коллекционеров дизайнерские украшения сегодня превращаются в полноправное — и очень модное — направление в ювелирном искусстве. И воспринимаются как эксклюзивные предметы роскоши, которые отражают не только толщину кошелька владельца, но и его культуру, вкус. «Картину ведь не повесишь на шею, — замечает Джоанна Харди. — А если у вас дома висят работы современных художников, вам вряд ли захочется появляться на людях в бабушкиных жемчугах. Драгоценности должны соответствовать вашему образу жизни».

Впрочем, амплуа художника-ювелира не современное изобретение. В эпоху, когда драгоценности носили лишь представители высшего класса, а бриллиантовые кольца и колье еще не продавались в супермаркетах и магазинах duty free рядом с сигаретами и алкоголем, таких мастеров, как Фаберже, почитали как настоящих худож-ников. А знаменитые Дома на Вандомской площади посещали махараджи и члены королевских семей. Да и сегодня многие ювелиры — в их числе Джоэл Розенталь (он же JAR), Мишель Онг из Carnet, Андреа фон Задора-Герлоф, Джеймс де Живанши из Taffin — уже несколько десятилетий работают в расчете на самых богатых и разборчивых клиентов.

Новизна в том, что уникальные, сделанные на заказ вещи становятся интересны более широкой аудитории, благодаря чему множество «независимых» ювелиров в одночасье становятся знаменитостями. Ювелирный мир кипит молодыми талантами — выпускниками многочисленных дизайнерских школ, таких, как лондонские Central St Martins и Royal College of Arts.