Игры кончились

Для своей последней коллекции Альбер Эльбаз использовал архивы Дома Lanvin, откуда была взята идея платьев с большими акцентированными плечами. Сумка, D&G; туфли, Marc Jacobs.
Для своей последней коллекции Альбер Эльбаз использовал архивы Дома Lanvin, откуда была взята идея платьев с большими акцентированными плечами. Сумка, D&G; туфли, Marc Jacobs.

Что касается футуризма, который задавал основной тон уходящему сезону, то его, похоже, и след простыл — и это тоже свидетельство всеобщего «взросления». Главный идеолог футуризма Николя Гескьер из Balenciaga спустился с небес на землю. В новой коллекции — никакого космоса, киборгов или загадочных инопланетных организмов, которых сам дизайнер почему-то назвал «дройдами». Гескьер, как и многие другие дизайнеры, решил оглянуться назад, и оказалось, что ретро себя все же пока еще не исчерпало. У дизайнера, сделавшего упор на повседневный шик, — блейзеры и галифе, можно найти намеки на диоровский нью-лук — например, жакет, туго перетянутый поясом-корсетом, благодаря чему создается знаменитый силуэт «песочные часы». И если Гескьер лишь вскользь упомянул прошлое, то Альбер Эльбаз, в минувшем сезоне также отдавший дань футуризму, его прямо процитировал, разумеется, с поправкой на современность. Для своей последней коллекции дизайнер использовал архивы Дома Lanvin, откуда была взята идея платьев с большими акцентированными плечами — это не что иное, как прямая отсылка к наследию Жанны Ланвэн периода 30-х годов.

В моду вошли 20-е годы и стиль ар деко. Платье, Philosophy di Alberta Ferretti; мундштук, Shiny.
В моду вошли 20-е годы и стиль ар деко. Платье, Philosophy di Alberta Ferretti; мундштук, Shiny.

Креативный директор Дома Yves Saint Laurent Стефано Пилати, как и Альбер Эльбаз, тоже экспериментировал с силуэтом. Дизайнер предложил пальто круглой формы. Несмотря на продвинутую современную конструкцию, они выглядят предельно элегантно. В добавление к ним — различные версии смокинга, к которым определенно не хватает длинного мундштука. Зато Миучча Прада силуэт максимально упростила, сосредоточившись на тканях и фактурах. Тем не менее в обеих ее коллекциях — Prada и Miu Miu — можно найти прямые ссылки на 40–50-е, а именно на силуэты Кристиана Диора, который у Прады просто-напросто получился менее жестким — в том числе за счет плавных цветовых переходов.

Главный идеолог футуризма - Николя Гескьер - спустился с небес на землю.

Впрочем, и без ярких контрастных цветов в новом сезоне не обошлось — то тут, то там вспыхивает лиловый, розовый или ярко-зеленый, но такого радужного безумия, которое было этим летом, нет, равно как и нет единообразной унылой серости, отличавшей прошлую осень и зиму. Это еще один аргумент в пользу того, что дизайнеры остепенились и перестали бросаться в крайности, во всем сохраняя мудрый баланс.