Бывшая жена Кержакова боится за свою жизнь

Футболист «Зенита» Александр Кержаков может стать фигурантом уголовного дела.

Сегодня адвокат Александр Добровинский созвал пресс-конференцию, а о времени и месте, где она должна состояться, объявил лишь за несколько часов до ее начала. Все это ради меры предосторожности, ведь бывшая жена футболиста продолжает получать страшные угрозы.

Защитник уверен, что жизнь Екатерины Сафроновой находится в опасности, потому что ей известно о противоправных действиях Кержакова, который добился возбуждения уголовного дела в отношении воронежского бизнесмена Михаила Сурина, а также бывшего сотрудника Газпромбанка Владимира Багаева.

В апреле СК РФ заявил об аресте жителя Воронежа, подозреваемого в хищении более 300 миллионов рублей у футболиста Кержакова. По данным следствия, мужчина с февраля 2011 по октябрь 2012 года совместно с неустановленными соучастниками под обманным предлогом финансирования строительства нефтеперерабатывающего завода в Воронежской области получил от Кержакова более 329 миллионов рублей, которыми они распорядились по своему усмотрению.

Сейчас они оба находятся в петербургском СИЗО. Теперь футболист может стать фигурантом уголовного дела о хищении, ведь его бывшая жена рассказала полиции все подробности этой истории.

Екатерина уже два дня дает показания в правоохранительных органах по данному делу. Адвокат отказался рассказать, о чем следователям рассказала Сафронова. Но, по его словам, футболист одолжил данную сумму своим друзьям на строительство завода, а затем «решил пойти своим путем». Адвокат также сообщил, что общение девушки с правоохранителями продолжится, так как «это дело заинтересовало очень серьезных людей».

Добровинский пояснил, что Екатерина тогда пыталась повлиять на отца своего ребенка, сказав, что так нельзя поступать с людьми и он должен все исправить. Спортсмен не прислушался к словам жены и решил устранить помеху, которая слишком много знает и может при желании испортить ему жизнь.

«Для того чтобы устранить мать годовалого ребенка, ее бывший муж объявил ее наркоманкой и поместил в психиатрическую больницу, где она провела 2,5 месяца, – сказал адвокат. – Девушка буквально сбежала из этого стационара. Мы непременно будем проводить все нужные экспертизы, чтобы всем стало ясно, что Катя – здоровый человек и не имеет отношения к наркотикам. Сегодня мы получили первый результат анализа, который показал, что за последние полгода в организме молодой мамы не было запрещенных препаратов. Теперь моей подзащитной поступают угрозы, и она боится возвращаться в Санкт-Петербург, угрожают не только ей, но и ее близким», – заявил Добровинский.

Присутствовавшая на пресс-конференции пресс-секретарь Александра Кержакова Елена Болотова в свою очередь устроила настоящий скандал, обвинив защитника Екатерины во лжи.

«Вы поливаете грязью футболиста сборной России. Вы, уважаемый адвокат, просто мастер устраивать такие спектакли, как этот. У меня есть документ, подписанный самой Катей, в котором говорится, что она отказывается от сына», – заявила девушка.

Она отметила, что Екатерина не стала обжаловать решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга, который 22 мая передал полуторагодовалого сына Екатерины Илью на воспитание отцу. В документе указано, что ребенок и мать «могут видеться в любое время». «Для этого ей нужно сдать анализ мочи. Почему она его не сдает, никто не знает», – сказала она.

В свою очередь Добровинский стал в ответ утверждать, что этот документ Катю заставили подписать насильственным методом. Екатерина Сафронова не видела своего сына уже три месяца, потому что девушка боится приезжать в Санкт-Петербург из-за страшных звонков и SMS, в которых, по словам адвоката, Катю обещают убить, если она не перестанет бороться за право воспитывать своего ребенка.

Сейчас Сафронова находится под защитой своего адвоката, московский адрес девушки знают только они двое, кроме того, где бы она ни появлялась, с ней всегда присутствует охрана.

Напомним, что кроме годовалого Игоря Екатерина Сафронова воспитывает семилетнюю дочь Соню от хоккеиста Кирилла Сафронова. Никаких претензий по воспитанию и содержанию девочки ни у отца, ни у органов опеки никогда не возникало.